Офшорное правительство РоссииПочему «свои» министры путинской команды стали чужими для России. За что на самом деле надо отправить в отставку министров Голикову, Левитина, Сердюкова, Трутнева, Фурсенко…

Глава Администрации Президента РФ Сергей Иванов, подводя итоги 2011 года, рассказал на январском заседании президиума совета при главе государства по противодействию коррупции, кто у нас главные взяточники. Как оказалось, это врачи и учителя.
Врачи и работники сферы здравоохранения стали фигурантами 1990 уголовных дел, ещё около 2000 дел завели на сотрудников сферы образования и науки, в отношении работников ЖКХ в суды передали 302 дела. Правда, руководитель президентской администрации не стал вдаваться в подробности этой статистики. А мы вдадимся.
К примеру, в Нижегородской области против 90-летней женщины-врача, пережившей блокаду Ленинграда, возбудили уголовное дело по подозрению во взяточничестве. Врача смотрового кабинета Павловской ЦРБ подозревают в том, что она оформляла медицинские книжки за продукты питания. Всего ей вменяется 7 эпизодов получения взятки должностным лицом (ч.3 ст.290 УК РФ). В случае признания вины женщине может грозить до семи лет заключения и штраф, превышающий сумму взятки в 70 раз.
Или вот ещё одно «коррупционное» дело.

В Карелии завершился судебный процесс по делу анестезиолога родильного дома Петрозаводска, заслуженного врача Карелии Эльвиры Гапковской. Вместе с ней на скамье подсудимых оказалась медицинская сестра. Врач обвинялась в попытке хищения кетамина на сумму… 4 рубля 72 копейки(!). Следствием установлено, что во время одной из операций врач не обеспечила утилизацию остатков кетамина в шприце, а сохранила его для проведения кастрации кота подруги. Итогом разбирательства стал приговор 6 и 6,5 лет лишения свободы для участников «преступной группы».

При этом кремлёвским администратором ничего не было сказано о фактах дачи взяток дороже бутылки коньяка уже не учительнице или медсестре, а распределителям выдачи доступа к энергетическим, земельным, финансовым и прочим ресурсам на многие миллиарды рублей. То есть прежде всего министрам российского правительства. Хотя многим из них есть что инкриминировать.


Выступая перед доверенными лицами, Владимир Путин пообещал значительное кадровое обновление правительства после президентcких выборов, но при этом объяснил, почему он против поспешных решений в этом вопросе: «Своих не сдаю. Кадровая чехарда не даст полезного эффекта для страны». Чехарда, может, и не даст. А вот отставки некоторых руководителей министерств и ведомств, ущерб от деятельности которых исчисляется миллиардными потерями для госбюджета, произвести, наверное, стоит в качестве меры пресечения.
03551
сожжение протопопа Аввакума и его последователей на костреИз школьного курса истории все мы помним о средневековой инквизиции, о кострах на которых в Европе гибли еретики, иноверцы, ведьмы. Сама инквизиция никого не казнила, но передавала религиозных преступников светским властям со зловещей формулировкой: «Для наказания без пролития крови», т. е. для сожжения или повешения. Отношения церковной и светской властей соответствовали отношениям заказчика и исполнителя.
Но из школьных учебников создается впечатление, что инквизиция была только в католических странах. Между тем, древнее положение церковного права, гласящее, что светская власть должна помогать церкви наказывать религиозных преступников, едино для католичества и православия [1]. Впервые решение о смертной казни за хранение еретической литературы было принято I Вселенским Собором (325 г.), решение было подкреплено императором Константином. В Византии, уже после разделения церквей, в 1119 г. был сожжён глава богомильской ереси Василий [2]. Были ли в России сожжения религиозных преступников? Да, безусловно. Были ли они обусловлены влиянием христианства? Тоже, да.
Первое упоминание о сожжении мы находим в летописной записи за 1227 год. В Новгороде связывают и бросают в огонь четырех волхвов. Были ли палачи – христианами? Летопись не оставляет сомнений в ответе на этот вопрос – арестовавшие волхвов новгородцы первым делом доставили их на двор архиепископа [3]. Очевидно, что перед нами преданные сторонники христианства.
Около того же времени в Смоленске духовенство требовало казнить монаха Авраамия, обвиняя его в ереси и чтении запретных книг – предложенные виды казни – «пригвоздить к стене и поджечь» и утопить. Житие Авраамия недвусмысленно называет тех, кто требовал его казни: «попы, игумены, и священники, если бы могли, съели бы его живьем», «бесчинно попы, а также игумены ревели на него, как волы; князья и бояре не нашли за ним никакой вины, проверивши все и убедившись, что нет никакой неправды, но все лгут на него» [4]. Обращает внимание и соответствие христианским запретам пролития крови способов казни: сожжение и утопление.
03749