Американские флюгеры правозащитного движения.

Дерьмократия
Американские флюгеры правозащитного движения.Есть такая категория людей, которые «не сеют, не пашут, не строят», бездарно в безделье прожигая жизнь и паразитируя не только на труде, проблемах, чувствах других, созидающих людей, но и пытаясь при этом переломать их жизни.

К такой категории принадлежит главная правозащитница России, гражданка США Людмила Алексеева.

Мне, конечно, трудно сохранять «холодный ум», вспоминая о ней. Людмила Алексеева — как раз один из тех паразитов общества, которые в 70-е в своей иррациональной жажде разрушения и желании изобразить мою родину — СССР — «империей зла» потоптались по моему детству. «На примере судьбы моей семьи становится понятным, как Запад и определенные силы в СССР играли в пинг-понг судьбами людей, наиболее талантливых, пассионарных, неравнодушных, загоняя их на тропу диссидентства. Люди вместо того чтобы заниматься творчеством, наукой, начинали писать письма протеста, всякие «хроники текущего времени», Запад широкими мазками рисовал образ «империи зла», пятое управление КГБ показывало свою нужность и изображало бурную деятельность, постепенно готовя фундамент для перестройки».

И одним из тех, кто приложил к этому руку, была Людмила Алексеева, в чем может убедиться любой, кто не поленится посмотреть в архивно-следственном деле отца в архиве СБУ протоколы допросов Алексеевой, как она подводила его под приговор.

Но, ладно, это все дела давно прошедших дней, интересные разве что участникам событий или историкам правозащитного движения. Покрылись пылью времени уже и сожаления Алексеевой о смерти борца с терроризмом Аслана Масхадова или крышевание уголовных авторитетов и превращение их «на голубом глазу» в «правозащитников».

Главная защитница прав человека России требует выдать Сноудена в США, где его могут казнить.

Причем Алексеева, являясь гражданкой США, с огромным рвением не раз защищала осужденных за шпионаж в России в пользу Соединенных Штатов и других государств. Таких, как Игорь Сутягин, приговоренный к 15 годам лишения свободы за передачу сведений, составляющих государственную тайну представителям британской консалтинговой фирмы, или Григорий Пасько, которого в декабре 2001 года военный суд Тихоокеанского флота признал виновным по статье «Государственная измена в форме шпионажа». Отличие Сноудена от российских (и иных) шпионов и предателей в том, что он, руководствуясь не корыстными мотивами, а гуманистическими идеалами, вскрыл преступные действия американских спецслужб против граждан США и других стран.

Пикантно также то, что как только Эдвард Сноуден на своей пресс-конференции заявил, что он готов исполнить условия президента Путина — не вредить США, чем снимает препятствия для того, чтобы остаться в России, Людмила Алексеева, как флюгер, изменила свою точку, более того, вспомнила, что между Россией и США нет договора о выдаче, что является препятствием для передачи Сноудена американской стороне.

Правда, она тут же вставила свои «пять копеек» и заявила, что Сноуден не достоин Нобелевской премии мира. «Я не считаю, что он такой герой, что его надо выдвигать на Нобелевскую премию. Но я не считаю, что он предатель. Он предал огласке противозаконные действия американских должностных лиц, нарушающих права граждан. Сноуден — спорная фигура», — заявила она.
Американские флюгеры правозащитного движения.Странные метания в возрасте, когда давно пора сосредоточиться на заботе о своей бессмертной душе и думать о вечном. Она же продолжает борьбу за интересы своих кураторов. Скажете, «двойные стандарты»? Никаких двойных стандартов! Всегда служить США — главный и, как видно, единственный стандарт. Сукины сыны и дочери, служащие Соединенным Штатам, для Алексеевой всегда хороши, ибо они «патриоты». А то, что США ежедневно совершают преступления против прав людей всего мира, прослушивая их разговоры и прочитывая их переписку, для Алексеевой ерунда. Потому что в ее «правозащитном» понимании «Большой Брат» всегда прав. И где, какими средствами и против кого США ни вели бы войну — это всегда борьба «за мир и за свободу». Любыми способами. Хотя бы и бомбить.

Впрочем, другие «правозащитники», к сожалению, не слишком от нее отличаются. Вернее, имеют те же родимые пятна. К примеру, профессиональный правозащитник Лев Пономарев, прославившийся в свое время в борьбе «за вашу и нашу свободу» попыткой продать Курилы Японии, страстно выступал против «торжествующего наглого чекизма» после выселения одной из своих грантоедских организаций за неуплату. Но как только мэр Москвы Собянин пообещал новый офис, тут же начал перед ним раболепствовать.

Вот такие у нас правозащитники. В своих жадности и паразитировании пытаются усидеть на двух стульях. Но гласность оказалась обоюдоострым оружием, вскрыв их паразитическую, флюгерскую, гнилую сущность, и всем здравомыслящим людям сейчас про них все ясно.
Послесловие: особое мнение


Правозащита — это такой профессиональный рынок труда. В силу своей специфики он отличается особыми критериями для тех, кто хочет стать его профессиональным участником. Профессиональный участник — это тот, для кого правозащита — основное занятие и основной источник добычи средств к существованию.

Другими словами, правозащитникам приходится соответствовать требованиям, предъявляемым заказчиками, отрабатывать средства. Зачастую приходится сильно изворачиваться и делать непонятные публике кульбиты, чтобы не потерять заработок.

И рынок довольно серьезный.

Только по официальным данным Росфинмониторинга, за период с ноября 2012 года по апрель текущего года 2226 российских НКО получили из-за рубежа 30,8 млрд. рублей.

Т. е. за год 60 млрд. руб. — иначе говоря, 1,5 млрд. долларов. Это только прямое финансирование. Значит, всего как минимум в 3-5 раз больше.

Мирослава Бердник, «ВРЕМЯ.UA»
02135

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.