Хозяйка "фашистской столицы" России

Дерьмократия
Сразу же скажем: фашистам и националистам в городе на Неве живется плохо. То показательно засудят лидера группировки Mad Crowd, то убьют при задержании его ближайшего соратника, то разгонят митинг ДПНИ. А с прошлого года всем расистам и ксенофобам Питера и вовсе стало невмоготу: администрация города приняла "Программу гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактики проявления ксенофобии, укрепления толерантности в Санкт-Петербурге на 2006–2010 гг.".

Программу эту принимали при самом деятельном участии губернатора города и области Валентины Ивановны Матвиенко. Валентина Ивановна давно известна как убежденный борец против расизма, антисемитизма и прочих проявлений ксенофобии. "Такие преступники посягают на петербургские устои, на исконно устоявшуюся петербургскую терпимость и открытость, – заявила она в марте 2006 г., выступая с ежегодным посланием городскому парламенту. "Преступления на национальной почве вызывают большой резонанс, и я знаю, как оскорбляют петербуржцев попытки за счет этих преступлений прикрепить городу всевозможные ярлыки", – добавила она.


Насчет "всевозможных ярлыков" все верно: если до избрания Матвиенко Санкт-Петербург называли "криминальной столицей России", то с ее приходом все чаще стало звучать странное, почти кощунственное словосочетание "фашистская столица". Можно согласиться с губернатором и в том, что для жителей города-героя, выстоявшего против гитлеровцев в Великую Отечественную войну и пережившего страшную блокаду, слышать, что они живут в "фашистской столице России" более, чем оскорбительно. Но возникает вопрос: каким же образом заслужил Санкт-Петербург столь сомнительную славу? Может быть, на берегах Невы регулярно устраиваются факельные шествия, а в городском ЗАКСЕ заседают последователи Гитлера и Муссолини?

Ничего подобного. Патриоты Санкт-Петербурга не раз проводили специальные исследования, доказывавшие, что их город вовсе не является лидером по количеству преступлений, совершенных на национальной почве. Однако именно питерские инциденты такого рода получают наибольший резонанс в СМИ. Почему?

Может быть, потому, что сама госпожа губернатор некогда инициировала эту кампанию, раздув скандал вокруг печально известного "убийства таджикской девочки". Напомним, что это было за убийство.

В феврале 2004 г. группа молодых людей напала в переулке Бойцова на таджикскую семью – Юсуфа Султонова и двух его детей. Самого Юсуфа сильно избили, а его девятилетняя дочь Хуршеда умерла в больнице от ножевых ранений.

И вот тогда-то губернатор Петербурга Валентина Матвиенко назвала преступление "терактом", вызвала к себе начальника ГУВД Михаила Ванечкина и поставила задачу: "из-под земли достать" преступников и показательно наказать. С этого, собственно, и началась история про "фашистский Петербург". При этом, с самого начала было ясно, что дело – знаковое, что его выбрали специально для того, чтобы показать всей стране: в Санкт-Петербурге с расизмом и ксенофобией борются на самом высоком уровне. Вот только реальному расследованию преступления эта кампанейщина только повредила.

Довольно быстро выяснилось, что в деле с убийством не все было так просто. Поползли слухи, что Юсуф Султонов был тесно связан с общиной таджикских цыган-люли, которые являются главными участниками наркотраффика из Средней Азии в Северную Пальмиру. И нападение, которое привело к гибели девятилетней Хуршеды, могло быть банальной криминальной разборкой между конкурирующими группами наркоторговцев.

Однако такой поворот дела не устраивал губернатора, уже объявившего убийство таджикской девочки "терактом" на национальной почве. В результате все версии, противоречившие одной-единственной, одобренной свыше, отметались с порога, а информация о том, что преступление могло быть не связано с "разгулом расизма и ксенофобии" практически не имела шансов попасть в СМИ.

Итог такого управляемого расследования оказался вполне предсказуем: по делу об убийстве было задержано восемь человек (всего в нападении принимали участие не менее 11). Обвинение не смогло представить убедительных доказательств виновности задержанных. Суд присяжных вынес вердикт, согласно которому, убийца так и не был установлен, а подсудимый, обвинявшийся в убийстве, виновен лишь в хулиганстве и грабеже. Еще один подсудимый был оправдан полностью, остальные шестеро признаны виновными в хулиганстве.

Вот и все. Очередная гора родила очередную мышь. Но дело-то уже было сделано! Страшное клеймо города, в котором убивают таджикских девочек, существенно испортило имидж Санкт-Петербурга. А потом последовали новые громкие преступления: убийство студента из Конго Ролланда Эпоссака, убийство активиста антифашистской молодежной группировки Тимура Качаравы... Все они лишь добавляли черной краски к портрету "фашистского Петербурга", а Валентине Ивановне прибавляли головной боли. Правоохранительные органы, не смея ослушаться губернатора, исполнительно арестовывали явных и мнимых "скинхедов", а вот присяжные, как на грех, отказывались признавать убедительность собранных следствием улик. Может быть, потому, что следствие не слишком напрягалось, собирая эти улики? Так, у всех ребят, обвиняемых в убийстве Роллана Эпоссака, имелось алиби, следов крови на их одежде обнаружено не было, да и орудий преступления (ножа и камня) следователям найти так и не удалось. Более того: все трое псевдо-"фашистов" уверяли суд, что никогда не питали какой-либо неприязни к людям иных рас и наций. Удивительно ли, что присяжные большинством голосов вынесли вердикт о невиновности подсудимых? Однако Валентина Ивановна осталась очень недовольна: "Я очень огорчена решением присяжных. Думаю, что оно было основано скорее на эмоциях, чем на праве. Оценивали с позиции "Жалко!". Я могу так говорить, поскольку дело об убийстве конголезца Роллана Эпоссака с самого начала находилось под моим контролем – я владею всеми материалами следствия".

Да, да, дело убитого конголезца тоже находилось под контролем губернатора. Можно только приветствовать инициативу Валентины Ивановны, немедленно берущей под контроль дела об убийстве гражданина Конго и таджикской девочки. Жаль только, что ее интерес к уголовным делам "на национальной почве" носит очень избирательный характер.

Первого января 2005 г. в Санкт-Петербурге, был убит чемпион Олимпиады в Сеуле, велогонщик Дмитрий Нелюбин. Он был зарезан на улице несколькими кавказцами, которым не понравилось, что компания Нелюбина кричит "С Новым годом!". Милиция распространила фотороботы подозреваемых, но никого найти так и не удалось. Следствие шло ни шатко, ни валко, и в итоге дело об убийстве самого молодого олимпийского чемпиона России (он выиграл Олимпиаду 1988 г. в возрасте 17 лет) было приостановлено. Валентина Ивановна не проявила к нему никакого интереса, не требовала "достать убийц из-под земли", хотя мотив "на национальной почве", согласно показаниям многочисленных свидетелей, был налицо. Интересно, почему? Неужели гибель олимпийского чемпиона, гордости страны, не заслуживает личного контроля губернатора?

Кстати, в деле Нелюбина есть одна маленькая деталь, которая наводит на очень нехорошие мысли. Сразу же после убийства заместитель прокурора Петербурга заявил корреспонденту интернет-газеты "Фонтанка.Ру", что дело об убийстве Нелюбина "является делом чести для правоохранительных органов Петербурга". В это время для расследования убийства чемпиона был создан штаб и оперативно-следственная группа, составлен развернутый план действий, шел сбор сигналов от населения. Но буквально через несколько дней все эти мероприятия были свернуты. Неужели кто-то решил, что расследование убийства русского олимпийца кавказскими бандитами может вызвать в Санкт-Петербурге всплеск ксенофобии и национальной нетерпимости?

"Все преступления на национальной почве находятся под моим личным контролем", – заявляла Валентина Матвиенко, выступая перед городским парламентом в марте 2006 г. Нет, Валентина Ивановна, не все.

"Правоохранительные органы принимают все меры для их скорейшего раскрытия. За такие преступления должны быть предусмотрены самые жесткие наказания", – продолжала госпожа губернатор. Однако присяжные почему-то отказываются "жестко наказывать" тех, чья вина не доказана в ходе следствия, и несмотря на все старания губернатора, ни одного "показательного процесса" над "фашистами" Санкт-Петербурга провести так и не удалось.

Зато удается освоить немалые деньги, выделяемые на "Программу гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактики проявлений ксенофобии, укрепления толерантности в Санкт-Петербурге на 2006–2010 годы". Конкретно – 314 миллионов рублей (это на ближайшие пять лет). На 2007 г. выделено 54 миллиона, и они, конечно же, будут израсходованы на важные и нужные дела. Такие, например, как проект социальной рекламы "Толерантность для чайников", разработанный в прошлом году Лигой журналистов Петербурга.

С этим проектом, правда, вышел неприятный скандал. На улицах Санкт-Петербурга появились плакаты, изображавшие темноволосую девочку с красным цветком в руке. Надпись в углу плаката гласила: "Мой папа торгует на рынке. Мы вышли во двор, чтобы поиграть, и меня убили, потому что я не похожа на них".

Петербуржцы, в душах которых эта милая картинка должна была вызвать прилив толерантности, почему-то ужаснулись. В интернете появились слегка переработанные фотошопом копии плаката: цветок в руке девочки превратился в мак, а уточненная надпись сообщала, что папа убитой торговал наркотиками. Аллюзии на дело Хуршеды Султоновой были слишком очевидны, и это обстоятельство решило судьбу следующих плакатов. Судя по эскизам, они тоже были довольно креативными: так, с одного из плакатов улыбался обнаженный по пояс бритый молодой человек, сообщавший зрителям: "Мне сказали, что они черные. Они не похожи на нас. Я убил его".

Неустанная активность городской администрации на поприще продвижения толерантности порой приводит к комическим результатам. Когда город заполонила новая реклама с изображением приветливо улыбающихся китайцев (маленькой девочки, старушки и юноши), хорошо изучившие своего губернатора петербуржцы заподозрили, что дело идет к открытию в Северной Пальмире Чайна-тауна. К счастью, все оказалось не так страшно: плакаты с китайцами распространяла компания, продвигающая на рынок китайский зеленый чай.

Шуточки шуточками, а под проект "Толерантность для чайников" одна из городских рекламных фирм получила от администрации Петербурга грант в размере 500 тысяч рублей. Теперь, когда осваивать предстоит куда большие суммы, петербуржцев наверняка ждут новые открытия в сфере PR-технологий и уличной рекламы.

В общем, борьба с фашизмом в Санкт-Петербурге – дело, несомненно, выгодное. По крайней мере, в краткосрочной перспективе. В долгосрочной же Валентина Ивановна Матвиенко имеет все шансы войти в историю как губернатор, сражавшийся с ветряными мельницами.

19 февраля 2007 Кирилл БЕНЕДИКТОВ
05621

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.