Как Бог явился на свадьбу - Забавное Евангелие

О ТОМ КАК БОГ ЯВИЛСЯ НА СВАДЬБУ.

 

Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу свою; и уверовали в него ученики его.

Иоанн, глава 2, стих 11. С этой небольшой компанией из пяти учеников Христос отправился в путь. Сперва они подались в сторону Назарета. Ни экипажа, ни лошадей у них не было, так что, переночевав одну ночь в Сихеме, а вторую – в Эль-Ганииме, они пешком пересекли Эсдрелонскую равнину и кое-как добрались до безвестного городишки, где проживала семья Иисуса.

У наших странников – об этом не следует забывать – в кармане не было ни гроша: все шестеро побросали свои хибары и не слишком доходные, но зато вполне честные ремесла и отныне решили жить за счет сердобольных дураков. Они, без сомнения, налагали контрибуцию на попадавшиеся им по дороге курятники и фруктовые сады, так что во время походных трапез у них всегда было что-нибудь и на десерт.

Кроме того, они рассчитывали на некоторую поддержку со стороны назаретских друзей, но, когда они туда явились, родственников Иисуса не оказалось дома: они были на свадьбе неподалеку.

– Превосходно, – сказал Иисус, – пойдем и мы на свадьбу.

И они отправились в Кану, расположенную всего в каких-нибудь четырех километрах от Назарета, где скромные ремесленники выдавали замуж свою дочь.

В Иудее свадьба считалась большим событием, так что даже в бедных семьях она праздновалась весьма торжественно и пышно.

Когда появился Иисус в сопровождении пяти спутников, торжество было уже в полном разгаре. Все необходимые обряды были уже совершены, и дело шло к свадебному пиру. Наши скитальцы прибыли весьма кстати: им представился удобный случай как следует выпить и закусить на дармовщинку, тем более что иногда свадебный пир продолжался несколько дней подряд.

Недолго думая, они нырнули в толпу гостей как раз в тот момент, когда прибыл свадебный кортеж во главе с молодоженами. Была среда, день бракосочетания девиц; вдовы, вступавшие в брак вторично, венчались по четвергам.

Церемония происходила следующим образом. К торжественному дню невеста готовилась очень тщательно. Во-первых, накануне она принимала ванну, причем ванну ароматическую, – нередко это было для нее в диковинку. Затем она надевала все свои безделушки и украшения, в том числе хитро застегивающийся пояс, снять который имел право только будущий супруг. К наконец, она венчала прическу миртовым венком и с ног до головы закутывалась огромной вуалью.

Разодетая таким образом невеста ожидала приезда жениха. При ней находилось десять молодых девушек, которые должны были сопровождать ее и освещать путь фонарями.

Поздно вечером – обычно для этой церемонии выбиралась теплая ясная ночь, что в условиях малоазиатского климата не трудно было сделать, – раздавался крик: «Жених, жених приехал! Встречайте жениха!» Во главе процессии шествовали певцы, голоса их смешивались со звуками флейт и тамбуринов. За ними следовал жених. На нем был парадный костюм, на голове золоченый тюрбан, украшенный гирляндами из роз и мирта. Шествовавшие рядом с женихом десять его друзей держали в руках пальмовые ветви. Далее следовали родственники жениха с зажженными факелами, и все местные барышни приветствовали их, обмениваясь мнениями:

– Послушай-ка, сегодня Елеазар женится!

– И уж конечно на маленькой Ноэми?

– На ней самой, на дочке папаши Самуила… Они познакомились на балу у толстой Ревекки, в лесу Кикайон…

– Как она выглядит, эта Ноэми? Она так закуталась в свою вуаль, что и не разглядишь: даже нос спрятала!..

– Эдакая рыженькая, ни то ни се, а рот такой, словно собралась луну проглотить… Девчонка, видать, разбитная!

– Говорят, она обожает своего нареченного… Недельку тому назад их застукали в овраге.

– А этот плут Елеазар – на седьмом небе! Гляди, как он сияет от счастья! По окончании процессии жених в сопровождении своих друзей направлялся к девушке и, взяв ее за руку, вел к дому. На пороге будущий тесть вручал ему плоский широкий камень, на котором была указана сумма приданого, разумеется, когда оно было.

Затем кортеж направлялся к месту свадебного пиршества.

Я уже сказал, что свадьба продолжалась несколько дней. За завтраками следовали обеды, за обедами – ужины; наедались до того, что лопались животы, а в промежутках между трапезами развлекались игрой в шарады и в другие умственные игры. Все происходило именно так, как я рассказываю, – тут нет никакого вымысла.

«Целая неделя, а то и две проходили в сплошных увеселениях» (Тобий, глава 8, 23).

И вот, чтобы несколько охладить разгулявшихся гостей и внушить им более серьезные мысли, существовал такой обычай: время от времени жених и невеста бросали свои бокалы на пол и разбивали их вдребезги. Кроме того, временами все гости покрывали себе головы салфетками или уголком скатерти и поднимали при этом страшный крик, Как уже было сказано, наши блюдолизы поспели к самому началу пиршества.

Они без зазрения совести примазались к гостям, а хозяин дома, не желая конфузить их и нарушать общего веселья, сделал вид, что ничего не видит. Мария попыталась, было сделать Иисусу родительское внушение, но тот, отличавшийся сыновьим почтением отнюдь не более, чем благовоспитанностью, довольно дерзко оборвал ее:

– Женщина, что между мной и тобой общего?

Евангелие от Иоанна (глава 2, стих 4) приводит эти грубые слова с такою невозмутимостью, как будто это самый обычный и естественный ответ сына своей мамаше.

Заметьте кстати: слова эти изобличают Иисуса не только как грубияна, но и как воплощение невежества. Будь то Иосиф, ему Иисус, строго говоря, мог бы еще сказать: «Между нами нет ничего общего». Но ляпнуть такое родной матери?! Вот уж действительно образец глупости и хамства!

Я спрашиваю у всех отцов и матерей: не заслуживала ли подобная выходка крепкого подзатыльника?

Оправдать Иисуса может только одно обстоятельство: вероятно, перед тем как войти в зал, он хватил лишку и от этого у него зашумело в голове.

Однако не все ли равно? Как и у большинства матерей, у Марии были слабости: она лишь обернулась к хозяину и слугам и сказала:

– Ладно, не мешайте ему, пусть делает что хочет.

И вот вся святая компания уселась за общий стол. Андрей, Симон, Иоанн, Филипп и Варфоломей, которых никто раньше и в глаза не видел и которые не получили никаких приглашений, без лишних церемоний заняли самые почетные места.

Ясно, что такая публика живо опорожнила все бутылки, и через некоторое время гости стали требовать еще вина.

Иисуса – ему тоже хотелось промочить горло – так и подмывало нажать на все педали всемогущества. Он решил пустить в ход свою божественную силу и сотворить чудо.

В зале, где происходил пир, было шесть каменных сосудов, к концу пиршества их наполняли водой, чтобы гости могли вымыть руки.

Христос подозвал к себе слуг и сказал им:

– Наполните сосуды водою. Слуги наполнили сосуды до краев.

– А теперь почерпните из них и обнесите гостей.

Слуги сделали, как он велел.

И-о чудо! – вода превратилась в вино, да еще какое!

Отец невесты ненароком подумал, что это зять его приготовил гостям такой сюрприз, и обратился к своему новому родственнику:

– Я восхищаюсь вами! Вы поступаете не так, как другие! Обычно сперва подают хорошее вино, а потом, когда гости захмелеют, им подсовывают всякую дрянь, считая, что теперь они все проглотят. Вы же, наоборот, сначала угостили нас хорошим вином, а теперь предлагаете еще лучшее. Это похвально, друг мой, очень похвально! Вы заслужили мое уважение (Иоанн, глава 2, стих 10).

Но молодожен-то отлично знал, сколько у него было бутылок; он не мог не воздать должное странствующему плотнику: внезапно превратив самую обыкновенную воду в превосходнейшее вино, тот сполна расплатился и за себя и за своих друзей, без приглашения явившихся на праздник. Таким образом, Иисус, на которого поначалу смотрели довольно косо, сразу же стал героем празднества.

Благодаря Иисусу лучшие вина текли рекой. Все изрядно напились и разошлись по домам сильно навеселе.

Итак, первым своим чудом Христос оказал покровительство не кому иному, как пьяницам.


    Лео Таксиль. Забавное Евангелие    

 

 

>> На главную страницу сайта   >> К списку книг