Прерванные похороны - Забавное Евангелие

ПРЕРВАННЫЕ ПОХОРОНЫ.

 

Когда же он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города.

Увидев ее, господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь.

И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились; и он сказал: юноша! тебе говорю, встань!

Мертвый, поднявшись, сел, и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. Лука, глава 7, стихи 12-15

После того как апостольская дюжина прошла предварительный инструктаж, Иисус спустился с горы в Капернаум.

Тут к нему пришел центурион, или сотник, то есть римский офицер, командовавший взводом легионеров, расквартированным неподалеку от озера. Приблизившись, сотник обратился к ходячему Слову с такой просьбой:

– Господи, у меня дома есть слуга, которого я очень люблю. Несчастный разбит ревматизмом и жестоко страдает. Помоги ему, господи!

– Хорошо, – согласился Иисус. – Я приду к тебе и исцелю его.

– Зачем тебе беспокоиться, господи! Скажи только слово, и мой слуга сам исцелится.

Миропомазанный, в восторге от столь глубокой веры, произнес просимое слово, и слуга центуриона тотчас избавился от ревматизма (Лука, глава 7, стихи 1-10).

На следующий день после этого чуда Иисус, как уверяет евангелие, очутился в Наине. Такая быстрота передвижения, не может не удивить тех, кто, хотя бы в общих чертах, знаком с географией Малой Азии. Дело в том, что от Капернаума до Наина самое малое километров сорок пять. Однако Иисус со своими апостолами, не чувствуя ни малейшей усталости, покрывал и не такие дистанции, словно Мальчик-спальчик в семимильных сапогах.

В тот день в Наине были похороны.

Христос увидел погребальную процессию.

Нет ничего печальнее восточных похорон: родственники несут на носилках труп, закутанный в пелены и облитый благовониями; впереди них идут флейтисты, извлекая из своих дудок заунывные и пронзительные звуки; позади носилок заранее оплаченные плакальщицы вопят и голосят нестройным хором, бия себя в грудь, воздевая руки к небесам, раздирая лохмотья и вырывая пучки волос из разлохмаченной прически.

Как видно, в тот день плакальщицы на совесть натерли себе глаза луком, потому что все они проливали настоящие потоки слез и находились в самом горестном и растрепанном состоянии. Иисус был глубоко тронут их отчаянием, хотя в качестве бога мог бы догадаться, что все это не более как хорошо поставленный фарс.

– Кого вы хороните? – спросил он.

В евангелии не упоминается ни имени усопшего, ни его фамилии. Назовем его просто Вдовийсоном, потому что он был сыном вдовы.

– Это Вдовийсон, – ответил Иисусу кто-то из местных жителей, – Вчера он вдруг взял и преставился. И что это ему взбрело в голову, никто не может понять! Ведь он был единственным сыном своей мамаши, вдовы. Бедняжка! Поскольку она была вдовой, а он ее единственным сыном, теперь она осталась без всякой опоры.

Один из апостолов приблизился к миропомазанному и шепнул ему на ухо:

– Вроде неплохой случай сотворить здесь великое чудо, а? Это бы сразу подняло наши акции!

– Я и сам об этом подумываю, – ответил Иисус. И действительно, сын голубя задумался. До, сих пор о" только исцелял больных и изгонял нечистых духов из всяких там бесноватых. Оживить покойника было весьма соблазнительно. После такого чуда никто уже не посмеет усомниться в его всемогуществе. Иисус многозначительно подмигнул своим ученикам. Смешавшись с толпой, апостолы уже подбивали местных простофиль, чтобы те просили чуда.

– Этот высокий светлый шатен, – говорили они, – настоящий пророк, таких вы еще не видели! Если он пожелает, он может воскресить вашего Вдовийсона.

– Равви! Равви! – кричали местные жители. – Сжалься над сыном бедной вдовы!

Похоронная процессия остановилась. Плотник-исцелитель приблизился к матери Вдовийсона.

– Не плачь, добрая женщина, – сказал он.

– Ах, сударь, вам легко говорить, а я так страдаю, так убиваюсь… Ах, мой сын, единственный сын, опора моей старости, я его потеряла!..

Флейтисты и плакальщицы умолкли. В толпе перешептывались:

– Он что, в самом деле пророк?

– Вроде непохож…

– Наоборот, похож! Смотри, какой вдохновенный взгляд! Он наверняка оживит хоть покойника…

– Ну уж нет, никого он не оживит!

– Оживит!

– Не оживит!

– Два против одного, что оживит!

– Четыре против одного, что не оживит!

Те, кто говорил, будто у Иисуса вид заправского пророка, ожидали, что сейчас он примется за дело по всем правилам искусства, как некогда Илия или Елисей. Для воскрешения мертвых существовал целый ритуал, о котором можно прочесть в Библии. Чтобы оживить покойника, пророк должен лечь рядом с ним, открыть ему рот и многократно дуть в него изо всех сил. Поэтому, когда окружающие увидели, что Иисус даже не собирается ложиться рядом с Вдовийсоном, они были немало удивлены.

В самом деле, Иисус просто подошел к погребальным носилкам, коснулся их рукой и сказал:

– А ну, молодой человек, тебе говорят, встань!

Услышав этот приказ, покойник подпрыгнул, как чертик на пружинке, мигом порвал пелены, протер глаза и от радости, что снова жив, заголосил во всю глотку залихватскую песню.

– Ну, молодой человек! – сказал Иисус. – Допоешь свою песенку дома! А сейчас обними свою матушку, превосходнейшую из вдов, и живи счастливо, пока не помрешь опять.

Вдовийсон пришел в себя, но мать его никак не могла опомниться.

Она бросилась перед Христом на колени и облобызала край его чудесного хитона без швов.

Что же касается жителей Наина, то вместо того, чтобы устроить великому чудотворцу овацию, они перепугались до полусмерти. «И всех объял страх, – говорит евангелист Лука, – и все кричали: – Великий пророк восстал между нами!» (Лука, глава 7, стих 16).

Почему вдруг такая паника?

Да просто потому, что добрые граждане Наина рассуждали логично:

– Если он может воскрешать мертвых одним своим словом, значит, он может превратить нас в покойников одним взглядом!

А потому они взяли ноги в руки и припустились кто куда. Еще немного, и они наложили бы себе в штаны.

Вот и твори после этого великие чудеса! Ей-богу, не стоило беспокоиться ради столь сомнительного успеха (смотри Евангелие от Луки, глава 7, стихи 11-16).

Воскресший тем временем свернул свои погребальные пелены, пошел на базар и продал их там на вес, как утильсырье. На вырученные деньги он купил губку, чтобы собирать слезы плакальщиц: они ведь как следует натерли себе глаза луком и уже не могли остановить заранее оплаченного потока.

Что же касается представителей похоронного бюро и могильщиков, потерявших выгодный заказ, то они несомненно желали Иисусу всяческих неприятностей. Мать Вдовийсона наверняка отказалась платить за наполовину сделанную работу первых и никому не нужную работу вторых. И те и другие наверняка подали на нее в суд, требуя возмещения расходов по похоронам и погребению. Но чем закончился их процесс – этого я не знаю.


    Лео Таксиль. Забавное Евангелие    

 

 

>> На главную страницу сайта   >> К списку книг