Иосиф примиряется с историей - Забавное Евангелие

В КОТОРОЙ ИОСИФ ПРИМИРЯЕТСЯ СО ВСЕЙ ЭТОЙ ИСТОРИЕЙ, ХОТЯ ПОНАЧАЛУ ОНА ЕМУ ВЕСЬМА НЕ ПОНРАВИЛАСЬ.

 

Иосиф же муж ее, будучи праведен и не желая огласить ее, хотел тайно отпустить ее. Но когда он помыслил это, – се, ангел господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою; ибо родившееся в ней есть от духа святаго. Родит же сына, и наречешь ему имя: Иисус; ибо он спасет людей своих от грехов их… Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел господень, и принял жену свою.

Матфей, глава 1, стихи 19-21, 24

Мы уже знаем, что Иосиф был самым обыкновенным плотником, но, несмотря на свой простоватый вид, он был парень не промах, да и самолюбием бог его не обидел.

– Раз появился росток, значит, было посеяно зернышко! Не иначе как в огороде моем кто-то хозяйничал! – сказал он, едва увидел свою прелестную невесту.

И тут плотника охватила горькая печаль-кручина. Надо отдать ему справедливость: у него были для этого некоторые основания. В самом деле, мог ли столь простодушный и наивный человек представить себе, что соперник его всего-навсего голубь и что, хотя Мария забеременела не на шутку, она по-прежнему оставалась девственницей, как и до вмешательства святого духа? Нет, этого Иосиф представить себе не мог.

Поставьте на его место самого благочестивого верующего, вообразите, что женихом Марии был бы самый что ни на есть набожный человек и что, вернувшись после трехмесячной отлучки, этот человек застает свою милую смуглянку к интересном положении: готов держать пари, что он расстроился бы куда больше, чем наш плотник.

Иосиф намеревался взять жену для того, чтобы она готовила ему обед и чинила штаны; однако не настолько уж он был безразличен к супружеской любви, чтобы оставаться вовсе нечувствительным к тому смешному положению, в какое неизбежно попадает супруг-рогоносец.

Однажды, явившись к Марии, как обычно, с букетом цветов, он заметил, что животик его невесты принял довольно внушительные размеры. Иосиф в ярости швырнул букет и воскликнул:

– Черт побери, сударыня, за то время, что я не имел удовольствия вас видеть, вы кое в чем преуспели!..

Мария смущенно опустила голову. Папаша Иоаким и матушка Анна просто обомлели. Иосиф повернулся к ним.

– Тьфу, пропасть! – начал он. – Если вы надеетесь, что после всего я женюсь на вашей вертихвостке, то с таким же успехом вы можете ждать, что на пальме вырастет редиска!.. И без того уже приятели смеются надо мною, говорят, я, мол, позарился на молоденькую! Да они просто не дадут мне прохода! Таких песенок про меня насочинят!.. А стервецы-подмастерья, те будут из кожи вон лезть, только бы им придумать еще какую-нибудь пакость! Нет уж, благодарю покорно, так дело не пойдет… Беру свое слово назад… Я не хочу, чтобы обо мне судачила вся округа!

Пока Иосиф все это говорил, Мария успела уже овладеть собой. Она попыталась умаслить жениха и, состроив умильную рожицу, чтобы подсластить пилюлю, сказала:

– Иосиф, дружок, клянусь вам, вы ошибаетесь… я чиста, как младенец, который от меня родится…

– Чиста, как будущий младенец?! Ну, знаете, это уж слишком!

– Иосиф, зайчик мой, даю вам слово, я, как и прежде, достойна вас… Ни один мужчина не может похвастать, что поцеловал хотя бы кончик моего пальца…

– Нет уж, оставьте, оставьте… Кого-кого, а меня не проведешь! Кто же, как не мужчина, привел вас в такое плачевное состояние?

– Да это голубь!

Тут плотника взорвало.

– После всего ты еще смеешь надо мной потешаться! – воскликнул он, – Ну и штучка! Хорошо еще, что она пустилась в разгул до того, как мы побывали в мэрии… Ох и попал бы я в переплет, будь я ее мужем!

С этими словами Иосиф в ярости выбежал из дома.

Иоаким и Анна совершенно растерялись. Удивление их было так велико, что они просто рты разинули.

Когда Иосиф ушел, в доме разразился ужасный скандал. На Марию градом посыпались неприятные слова. Папа и мама во что бы то ни стало хотели знать имя того шалопая, который был повинен в том, что Иоаким и Анна, не ведая о промысле божьем, считали делом позорным. По соседству жил некий молодой человек по имени Пантер, и подозрения мамаши сразу же пали на него. Пантер был недурен собой и в свое время сватался к Марии.

Мария клялась всеми богами, что во всем виновен только голубок, но никто ей не верил.

В конце концов удрученные Анна и Иоаким решили ждать развития событий.

Они уже потеряли всякую надежду выдать свою дочь замуж, как вдруг однажды утром к ним явился Иосиф. Плотник вошел, потирая руки; никогда еще не видели они на его лице такого счастья.

– Здорово, будущий тесть и будущая теща! Вы не передумали насчет того, чтобы взять меня в зятья?

– Вот тебе и на! – разом воскликнули Иоаким и Анна. – А мы решили, что вы отказались от Марии после той маленькой беды, которая с ней стряслась!..

– Что верно, то верно. Я действительно рассердился, не стану этого отрицать…

Но теперь мне все известно… Анна и Иоаким удивились пуще прежнего.

– То есть как? – сказал папаша. – Теперь вам известно все и потому вы хотите жениться?..

– Вот именно.

– Мы, должно быть, вас плохо поняли…

– Я говорю: вот именно.

– Вы шутите, Иосиф… Зачем так зло смеяться над нашим горем?

– Я не шучу… Я все знаю и могу вас уверить, что малютка не соврала, сказав, что всему виной голубь. Анна и Иоаким переглянулись.

– И нечего глядеть друг на друга, словно нашкодившие коты… Я тоже утверждаю, что это голубь…

– Ну что ж, – пробормотал Иоаким, – если вы хотите, пускай будет голубь… В конце-то концов, это ваше дело.

– Вообразите, сегодня мне приснился сон… Прекрасный златокрылый ангел запросто уселся на моей кровати и, скрестив ноги, сказал мне: «Послушай, Иосиф, ты же форменный остолоп… Ведь стоит тебе протянуть руку, и ты станешь обладателем сокровища. А ты не хочешь пальцем шевельнуть!..» – «Где, где сокровище?» – спросил я у ангела. «В двух шагах от тебя, в твоем же городке, в самом Назарете. Сокровище это – Мария, дочь папаши Иоакима, очаровательная брюнетка, с которой ты обручен». – «Да-да, – сказал я, – это та самая, что забеременела неизвестно от кого. Все думают, что это работа Пантера. Если Мария и в самом деле сокровище, то уж во всяком случае не сокровище добродетели», – «Ты ошибаешься, Иосиф. Пантер здесь ни при чем, ни при чем тут и прочие смертные: Мария невинна, словно птенец в яйце. Младенец, которого она носит в своем чреве, – это, дружище, мессия, оказавшийся там в результате вмешательства святого духа». – «Стало быть, рассказ про голубя – это правда?» – спросил я. «Правда, сущая правда. Я архангел Гавриил, так что можешь мне поверить». – «Ну, раз так, молчу. Что же вы мне посоветуете?» – «Женись, дружок, на Марии, и как можно скорее. Таким образом, в глазах закона ты без всякого труда станешь папашей мессии, который спасет народ Израиля, а заодно и весь род людской».

Иоаким и Анна пришли в восторг. Иосиф продолжал:

– Теперь вам, надеюсь, ясно, почему я тороплюсь стать вашим зятем… Не дай бог, кто другой получит такое же небесное откровение и перехватит у меня это сокровище!

– Ну что ж, по рукам, любезный Иосиф! – воскликнули счастливые родители. – Мы отдаем вам Марию. Объявим о помолвке, и дело в шляпе… Но только, чур, на попятный не ходить!

– Решено!

Прошло десять дней после этого разговора, и юную Марию стали величать мадам. Во время брачной церемонии несколько мальчишек попробовали было отпустить шутку насчет венка из флердоранжа на голове невесты, но первосвященник Симеон по наитию божьему толкнул плотника в бок и тихо шепнул ему на ухо.

– Не робей, счастливчик!


    Лео Таксиль. Забавное Евангелие    

 

 

>> На главную страницу сайта   >> К списку книг