продолжение: Оружие в руках граждан: проблема или решение?№2

Разговоры у камина
6.6 Вопрос: И все-таки чем конкретно плохи существующие виды нелетального оружия?

Ответ: Газовые пистолеты с разрешенными сегодня боеприпасами, по практически единодушным отзывам практиков, можно использовать разве что как пугачи. Случаи успешной самообороны с их применением очень редки. Электрошокеры часто нелегко применить, а их эффективность в огромной степени определяется такими обстоятельствами, как одежда и обильность потоотделения нападающего.

Бесствольные резинострелы по эффективности близки броску булыжника, но, к сожалению, отличается от булыжника недостаточной надежностью и большей вероятностью промаха. Пистолеты, стреляющие резиновыми пулями поточнее, но из-за низкой энергии выстрела обладают еще более низким останавливающим воздействием. Энергия выстрела у них в два раза меньше, чем даже у бесствольных и на порядок ниже, чем у «Макарова». А ведь даже из «Макарова» порой требуется несколько выстрелов, чтобы остановить разгоряченного противника.

Нельзя сказать, чтобы все виды нелетального оружия были совершенно бесполезны. Оно может иногда помочь отразить одиночное невооруженное нападение. Особенно если нападающий не слишком крепкого сложения и не слишком тепло одет. И если вы способны бегать достаточно быстро. Ведь чаще всего эти средства дают лишь небольшой выигрыш во времени. При вооруженном или групповом нападении, в ситуации, когда нападающий одет в плотную одежду, такое «оружие» скорее всего окажется совершенно бесполезным или даже вредным.

6.7 Вопрос: Но может быть все дело в технических характеристиках и нелетальное оружие можно довести до ума?

Конечно, его можно сделать более эффективным. Например, увеличение энергии выстрела резинострела немедленно увеличит его останавливающее действие. Но одновременно с ростом его эффективности закономерно возрастет его способность нанести серьезную травму и лишить жизни. Став по-настоящему эффективным, такое оружие перестанет быть нелетальным. Но при этом будет уступать обычному пистолету в компактности и намного превосходить его в цене. Легализовав пули с нервно-паралитическим газом, мы сделаем более эффективными газовые пистолеты, но превратим их в оружие, способное причинить смерть, и к тому же в закрытых помещениях крайне опасное для самого обороняющегося и случайных свидетелей.

Если когда-нибудь появится действительно эффективное нелетальное оружие, мы узнаем об этом немедленно. Его начнут брать на вооружение полиции всего мира, сдавая в утиль свои Макаровы, Глоки и Кольты.

7. Применимость зарубежного опыта к России и манипуляции статистикой

7.1 Вопрос: У нас очень высокая социальная напряженность, разгул насилия. Разве можно применять для такой ситуации закономерности, выведенные в куда более спокойных странах?

Ответ: Можно. Потому, что положительный эффект от легализации оружия тем больше, чем хуже было исходное положение с преступностью.

Скажем, в США, которые издалека представляются морем благополучия, были заселенные этническими меньшинствами городские районы, в которых отсидел срок почти каждый второй мужчина. Где треть молодежи до 28 лет никогда не работала, если не считать работой хождение за пособием, торговлю наркотиком и бросание под неосторожного автомобилиста с целью вымогательства компенсации. Где у многих и родители, что такое честный труд не знали и знать не хотели. Собственно, за счет таких гетто и образуются несообразно высокие цифры преступности в США.

Профессор Джон Лот провел статистический анализ того, как изменился уровень преступности в штатах США, где были введены в действие законы о праве на скрытое ношение оружия. (Ранее в большинстве из них полиция могла по своему усмотрению дать или не дать такое разрешение.) Причем анализ проводился по отдельным городам и районам. И выяснилось, на первый взгляд, удивительная штука. Снижение числа убийств, изнасилований, нападений происходило везде, но больше всего в самых криминальных районах. Негритянские районы выиграли в среднем больше, чем белые, в городах эффект оказался сильнее, чем в сельской местности.

Если вдуматься, то это не так уж странно. Именно в этих районах получить разрешение на оружие было труднее всего. Именно жители таких районов сильнее всего страдали от преступности, от беззащитности, именно там труднее было дождаться помощи от полиции.

Отличный результат дала легализация оружия и в Эстонии, где перед ее введением регистрировалось существенное повышение уровня преступности. Так что именно в наших условиях социального неблагополучия, невысокого профессионализма и глубокой коррумпированности правоохранительных органов положительный эффект от гражданского вооружения будет особенно силен.

7.2 Вопрос: Владение оружием требует определенной культуры обращения с ним. Не лучше ли вначале создать соответствующие условия, систему обучения, тиров, стрельбищ, обществ, а уже потом ставить вопрос об изменении законодательства.

Ответ: Очень хотелось бы. Но в жизни так не бывает. Для того чтобы научиться плавать в бассейн придется-таки залить воду. Всеобщая оружейная культура без массового владения оружием не разовьется никогда.

Хотя, конечно же, распространение, пропаганда оружейной культуры сегодня одна из основных наших задач и задач многих других организаций, объединяющих людей, которым не безразлично оружие.

Учиться обращению с оружием необходимо на специальных курсах, осваивать навыки стрельбы в тирах и на стрельбищах. При возникновении массового спроса после легализации ношения короткоствольного оружия число их немедленно и существенно увеличится и без всяких искусственных мер, федеральных программ и прочих методов целевого разбазаривания средств налогоплательщиков.

К счастью, при нашем обилии ветеранов вооруженных сил и органов внутренних дел у нас есть кадровый резерв по инструкторам и тем, кто может ими стать после минимальной переподготовки. Однако число оборудованных помещений в городах конечно недостаточно и здесь будет очень важно изменить практику МВД, которое сегодня часто препятствует созданию частных тиров.

7.3 Вопрос: В России пьют как нигде. И не только зарегистрированные в наркодиспансере алкоголики, которых можно отсеять. У нас застолье часто кончается потасовкой. А ведь алкоголь и оружие несовместимы! Допустимо ли в таких условиях допускать людей к оружию?

Ответ: Не стоит чересчур задаваться. Просто не все знают, как пьют финны, норвежцы или датчане, например. А в этих странах оружейное законодательство весьма либеральное. Финляндия, вообще занимает одно из первых место в мире по распространенности частного владения оружием.

А еще позвольте спросить: как Вы думаете, часто блюдут сухой закон наши охотники? Однако что-то не слышим мы леденящих душу историй о перестрелках в охотхозяйствах.

Далее, у нас в стране сегодня почти пять миллионов единиц легального огнестрельного оружия. Его владельцы в большинстве своем вовсе не трезвенники, не специально отобранные люди. И «употребляют» они чаще всего именно на дому, где оружие и хранится. Но лишь один из нескольких тысяч (это не описка – ОДИН ИЗ ТЫСЯЧ) владельцев такого оружия совершает убийство.

Давайте оставим досужие рассуждения! Практика уже однозначно доказала: подавляющее большинство нормальных людей не станет спьяну расстреливать товарищей. А тем немногим, кто способен на это, пистолет вовсе не обязателен. Они прекрасно обходятся кухонным ножом. На сегодняшний день это главное оружие массового поражения в нашей стране. Но что-то не слышно от запретителей призывов изъять его из обращения и заменить пластмассовыми ножичками.

7.4 Вопрос: Соответствует ли личное оружие нашим нравственным ценностям? Подходит ли нам принцип «Каждый только за себя»?

Ответ: Оружие не определяет жизненные принципы. Это всего лишь инструмент. И в руках очень многих оно поможет проявить наши лучшие качества. Сегодня на Вас могут напасть средь бела дня при множестве свидетелей. И очень много шансов, что никто не вмешается, не придет на помощь. Не всегда из-за равнодушия. Очень часто люди просто чувствуют себя абсолютно беспомощными, считают (иногда даже не без оснований), что ничем не смогут помочь Вам, а лишь пострадают сами. Если бы на улицах оружие было в руках добропорядочных граждан, а не только у бандитов, то наши шансы получить помощь в нужный момент резко выросли бы.

7.5 Вопрос: О каком ношении оружия можно говорить, если у нас сейчас стреляют даже при простых дорожно-транспортных происшествиях?

Ответ: При ДТП стреляют сегодня, в основном, бандиты. И стреляют естественно из нелегального оружия, по пулям и гильзам которого их невозможно найти. Добропорядочный человек первым обнажать свое зарегистрированное и отстрелянное оружие в такой ситуации естественно не станет. Если речь, конечно, не идет о самозащите. А если идет, то можно только радоваться тому, что он перестанет быть безгласной жертвой. Со временем, и многие бандиты уверенные сегодня в своей полной безнаказанности, станут остерегаться хвататься за оружие.

7.6 Вопрос: Вы не забываете об особенностях российского менталитета? Мы не США, у нас другой исторический опыт, другие традиции. Личное оружие подразумевает высокую ответственность за свои решения, уравновешенность, правовую культуру. Где Вы их у нас видели? Не может ли то, что хорошо работает в США, привести у нас к прямо противоположным последствиям?

Ответ: Менталитет, конечно, шибко умное слово. Но от его употребления мифы о нашей национальной неполноценности, к счастью, не становятся явью. Начнем с того, что до прихода к власти большевиков, легальное владение личным оружием в Российской империи имело самое широкое распространение. Причем в самых разных социальных группах, включая и крестьянство. Во многих регионах (север Европейской России, Сибирь, казачьи поселения) оно было практически всеобщим.

Практика показывает, что 70 лет советской власти не лишили нас способности ответственно владеть оружием. Более четырех с половиной миллионов легальных стволов практически не стреляют зря. По-прежнему, у нас в стране остаются зоны массового владения оружием (север, Сибирь, Северный Кавказ). При этом речь частично идет об оружии хотя и нелегальном формально, но в то же время по большей части некриминальном, на существование которого местные власти разумно предпочитают закрывать глаза.

Владение и ношение короткоствольного оружия уже давно легализовано в Эстонии с ее огромным и, в значительной степени, компактно проживающим на северо-востоке русскоязычном населением. По свидетельству эстонской полиции поведение русскоязычных владельцев легального оружия ничем не отличается от их эстонских сограждан.

Население Израиля уже на четверть состоит из выходцев из СССР, но это не мешает солдатам (а там ими ежегодно оказывается каждый мужчина призывного возраста) в обязательном порядке ходить в увольнительную с автоматами.

За последние 15 лет это не первый раз, когда ссылаясь на «менталитет» нам предлагается смириться с разного рода дрянью. Многие прекрасно помнят, как на заре Закона о кооперации ученые мужи всерьез толковали о том, что предпринимательство в России возродить невозможно. По крайней мере, сейчас. Может лет через пятьдесят, говорили они, и удастся вывести нового российского предпринимателя. (Очевидно в пробирке путем скрещивания.) Многие помнят, как то же самое говорилось о свободной прессе, о хамском поведении продавцов, о суде присяжных. И много о чем другом.

Если же попытаться оценить то, как введение права на ношение короткоствольного оружия скажется на уровне преступности в России, исходя из объективных различий в ситуации, а не из мифов о собственной ущербности, то вывод будет прямо противоположный.Положительный эффект от легализации у нас оказаться гораздо сильнее, чем в США.

Этому есть несколько причин. В США штаты, принимавшие законы, гарантирующие право несудимых граждан получить лицензию на скрытое ношение оружие и до того, в большинстве случаев, такие лицензии выдавали. Только полиции предоставлялось право самой решать, кому выдать лицензию, а кому нет. Самые благонадежные и законопослушные, самые нуждающиеся в оружии в силу своей профессии оружие могли получить раньше. Соответственно некоторое положительное влияние на уровень преступности они уже оказывали и статистический эффект от введения право на ношения для всех остальных оказывался меньше.

В большинстве штатов США выдается лицензия именно на право ношения. Само оружие не регистрируется и не отстреливается. Соответственно и возможности идентифицировать стрелка по гильзе и пуле там обычно нет. Даже при этом оказывается, что владельцы лицензий на право ношения крайне редко совершают правонарушения, связанные с применением оружия. В России же с нашим законом, требующим всеобщей регистрации и отстрела легального нарезного оружия, возможность его использования для совершения преступлений оказывается еще на порядок меньше.

В США действует относительно эффективные и умеренно коррумпированные правоохранительные органы, малокоррумпированная судебная система. Разумеется, как было сказано ранее, никакие правоохранительные органы не способны полностью гарантировать нашу безопасность и сделать самооборону излишней. Но значение ее тем больше, чем в меньшей степени мы можем рассчитывать на государство в обеспечении нашей безопасности.

А то, как мало можно на него рассчитывать в России сегодня многие из нас знают не с чужих слов. Раз так, то и эффект от введения права на эффективную самооборону за пределами собственного дома может оказаться у нас гораздо существеннее, чем в странах с эффективной полицией и судом.

7.7 Вопрос: Вы приводили данные о преступности, свидетельствующие в пользу права на ношение оружия. Но мне приходилось читать материалы сторонников запрета оружия, в которых приводилась противоположная статистика. Каким цифрам верить?

К сожалению, цифрами статистики действительно часто манипулируют. И чтобы не стать жертвой намеренного или случайного обмана нужно знать основные приемы таких манипуляций.

Для начала следует быть очень внимательным. Читая о числе погибших от огнестрельного оружия, помните, что в их число входят не только убийства, но и самоубийства и случаи законного применения оружия полицией и гражданами. При этом число самоубийц чаще всего существенно выше числа погибших от рук преступников.

Например, Вы читаете сообщение, что в Австралии после введения ограничений на владение оружием в 1996 году произошло снижение количества смертей от огнестрельного оружия. В 1995 году их было 479, а в 1997 году стало 437. Возникает ложное впечатление: запрет привел к снижению преступности.

Но если же мы помним, что большинство этих погибших составляют вполне законопослушные самоубийцы, то вполне очевидно, что после изъятия части легального оружия общее число смертей от огнестрельного оружия должно было снизиться именно за их счет. И действительно выясняется, что с 95 по 1997 год число самоубийств с использованием огнестрельного оружия снизилось с 388 до 330. А вот число убийств с использованием огнестрельного оружия, наоборот, возросло с 67 до 79! Но особенно сильно после частичного изъятия оружия у законопослушных граждан в Австралии возросло число ограблений. В том числе и нападений с применением разного рода оружия. Например, в 1995 году, предшествующем запрету, было совершено 5258 вооруженных ограблений, а в 1997 году их стало уже 9054.

Но, может быть, удалось, по крайней мере, спасти жизни некоторых самоубийц? Увы, выясняется, что снизилось лишь число самоубийц, использовавших огнестрельное оружие. Общее число их тоже выросло. Ведь наличие оружие не имеет никакого отношения к причинам, по которым люди принимают решение проститься с жизнью. Не будет пистолета – найдется десяток других способов: от петли и яда до броска с высоты.

Другая манипуляция. Сваливание в одну кучу разнородных явлений. Очень часто это делают в отношении легального и нелегального оружия. Привести статистику роста нелегального оборота оружия, сообщить об увеличении числа преступлений с его применением, показать связь этих цифр и сделать из этого вывод о том необходимо ограничить владение легальным оружием, не имеющего к этим преступлениям никакого отношения. Вот один типичнейших примеров злоупотребления статистикой.

Еще один пример: игнорирование социальных, культурных и психологических корней преступности. Утверждать, что запрещение оружия полезно или вредно, поскольку в той или стране, преступность сегодня низкая или высокая всегда грубая ошибка. Преступность зависит от десятков факторов. Среди стран с запретом на ношение оружия спокойная Япония и страны с высоким уровнем преступности наподобие Великобритании, Мексики или России. И наоборот оружие широко распространено в Финляндия, Израиле, Швейцарии с их относительно низким уровнем насильственной преступности, таки в США с их высоким, хотя и снижающимся последнее десятилетие, числом преступлений. Это даже, если не говорить о том, что регистрируются далеко не все преступления, и доля нерегистрируемых во всех странах разная.

Следует также иметь в виду, что связь между оружием и преступностью не только прямая, но и обратная. Не только преступность зависит от вооруженности, но и вооруженность стимулируется преступностью. Когда криминальная угроза возрастает, честные люди начинают приобретать оружие для самозащиты.

Поэтому судить о том, как влияет запрет легального ношения оружия на преступность можно лишь по тому, как меняются криминальные тенденции в момент изменения оружейного законодательства на более свободное или наоборот запретительное. При этом наиболее убедительны такие данные, когда они анализируются на большом числе случаев – например как у Джона Лотта, который анализировал последствия введения законов об обязательной выдаче лицензии на ношение оружия по нескольким десяткам штатов США или когда сопровождаются анализом структуры преступности. Например, рост в полтора раза числа ограблений в Австралии после введения ограничений на оружие можно было бы попытаться объяснить простым совпадением. А вдруг там именно в этом году редко ухудшилась социально-экономическая ситуация? Но тогда выросло бы и число преступлений, при которых у преступника не возникает прямого контакта с жертвой: краж, угонов автомобилей. А оно осталось примерно на том же уровне.

Еще один вариант манипуляции – подмена цели. Скажем, вероятность погибнуть от пули из собственного пистолета, сравнивается с шансами застрелить преступника. Высчитывается, что второе менее вероятно.

При невнимательном прочтении может показаться, что из этого следует - оружием лучше не владеть. А при внимательном становится ясно, что помимо обычной манипуляции с самоубийствами (а огромное большинство смертей причиненных собственным оружием это они) произошла еще и подмена цели. Ведь задача самообороны не убить преступника, а отразить нападение. Подавляющее большинство случаев самозащиты сводится к демонстрации оружия или предупредительному выстрелу, но даже в случае попадании из короткоствольного оружия оно оказывается смертельным лишь примерно в 15 % случаев. Один убитый преступник приходится на несколько сот случаев успешной самообороны, и именно с их числом и было бы правильно проводить сравнение.

Неточные понятия. Скажем, встретив в американской литературе статистику, касающуюся детей, не поленитесь уточнить возраст. Выяснится, что во многих случаях речь идет о людях в возрасте до 19 или даже до 21 года. Соответственно приводимые цифры смертности относятся, в первую очередь, не к младенцам, добравшимся до папиного пистолета, как это можно было бы подумать, а к молодежным бандам, воюющим за рынки сбыта наркотиков.

Еще один недобросовестный прием: сравнивать отличающиеся между собой группы людей. Например, если подсчитать количество нападений на людей, владеющих оружием, то наверняка выясниться, что с ними это случается гораздо чаще, чем с теми, у кого оружия нет.

Что же, оружие каким-то магическим образом притягивает беду к своему владельцу? Конечно, нет! С тем же успехом можно было бы утверждать, что попадание в больницу само по себе смертельно опасно. Ведь смертность у их пациентов гораздо выше, чем по населению в среднем! Понятно, что на самом деле причина перепутана со следствием. Люди попадают в больницы потому, что их здоровье уже подорвано. Так и с оружием. Его приобретают и носят, в первую очередь, именно те, кто в наибольшей степени подвергаются угрозе нападения.

Если, помня обо всем этом, Вы внимательным образом изучите статистические данные, которые запретители пытаются предъявлять, как свидетельства полезности запретов на ношение оружия, то легко убедитесь, что они не доказывают ровным счетом ничего.

8. Оружие и интересы отдельных групп населения

8.1 Вопрос: Вам не кажется, что Ваши предложения не учитывают интересов женщин? Ведь они же не станут ходить по улицам с оружием! А опасности от окружающих для них станет больше.

Ответ: Все с точностью до наоборот. Запрещая честным людям эффективным оружием, именно нынешнее законодательство, ставит в неравноправное положение тех, кто физически слаб и не владеет навыками драки. Сегодня видя женщину, инвалида, пожилого человека преступник практически на 100 % убежден в беззащитности своей жертвы, в том, что его жизни и здоровью при нападении ничего не угрожает. Оружие великий уравнитель. Даже если Вам за 70, и Вы перемещаетесь только в инвалидной коляске, с пистолетом Вы представляете с собой СМЕРТЕЛЬНУЮ угрозу для нападающего. Это, кстати, не фигура речи. Подобное случалось.

Кроме того, вовсе не все женщины так уж плохо относятся к оружию. Есть и такие, которые приобретут его немедленно после того, как закон предоставит им такую возможность. А ужпо меткости при равной подготовке женщины сплошь и рядом обгоняют мужчин, что хорошо известно инструкторам по стрелковой подготовке.

Ношение оружия для женщины даже более важный фактор безопасности, чем для мужчин, которые, по крайней мере, в части случаев могут отразить нападение. (В первую очередь в ситуации, когда речь идет об угрозе от одного невооруженного преступника.) Для женщин наличие оружия существеннее, чем для мужчин повышает шансы благополучного исхода сопротивления. Например, по данным специального исследования Департамента юстиции США, проведенного в 1979 году, обычно попытки изнасилования оказывались успешны в 32 % случаев. А вот в случае, если жертва нападения защищалась с помощью пистолета или ножа, эта цифра снижалось до 3 %.

И даже если женщин, носящих оружие, будет не так уж много потенциальный грабитель или насильник все равно не может быть больше уверен, что превосходство в физической силе позволит ему одолеть свою жертву. А значит, нападений станет меньше, и от права на ношение оружия выиграют и те женщины, которые никогда им не воспользуются.

8.2 Вопрос: Я в любом случае не собираюсь носить оружия и, думаю, что большинство не будет. А попасть под пулю мы сможем. Зачем же менять законодательство в интересах меньшинства?

Ответ: Те, кто не станут носить оружие, тоже выиграют от его легализации. Пусть у Вас и нет с собой пистолета. Но это знаете Вы, а вовсе не преступник. Со дня его легализации у Вас не будет написано на лбу большими буквами. “Я беззащитна или Я беззащитен”.

Кроме того, у нас появится больше шансов на помощь окружающих. Сегодня преступления нередко совершаются средь бела дня и в людном месте. И даже люди неравнодушные порой не приходят на помощь, чувствую себя совершенно бессильными. Если бы у них было оружие, то жертве преступления гораздо чаще приходили бы на помощь. И, наконец, практика показывает, что после легализации оружия многие преступники меняют свое поведения и переключаются на преступления не связанные с насилием.

8.3 Вопрос: Подумали ли Вы о детях? Ведь они тоже будут гибнуть от применения оружия.

Ответ: К сожалению, дети постоянно становятся жертвами преступлений. Каждый год сотни их погибают от рук преступников. Часто их убивают вместе с родителями, чтобы не оставлять свидетелей. Наша цель– получить, наконец, возможность защищать своих детей.

8.4 Вопрос: Но ведь возможны и несчастные случаи, связанные с попаданием оружия в руки ребенка?

Ответ: Эксплуатация этого аргумента– это одна из самых грубых и нечестных манипуляций со стороны запретителей. И даже не потому, что такие случаи крайне редки. Хотя их действительно очень мало. Этот ход рассчитан на использование лучших человеческих чувств, на то, что когда речь заходит о благополучии и безопасности ребенка, мы зачастую теряем способность рассуждать здраво.

К сожалению, мир взрослых, в принципе, не безопасен для ребенка и почти каждое его изменение наряду с плюсами приносит и новые опасности. Взрослые строят высокие дома, и дети начинают выпадать из окон и балконов, разбиваясь насмерть. Мы ездим на автомобилях, и дети попадают под колеса. В квартиры проводят газ, и теперь простой поворот вентиля может создать смертельную угрозу и для самого ребенка и для всех окружающих. Мы начинаем пользоваться электричеством, и дети гибнут от ударов тока. Мы ставим во всех квартирах ванны, и ежегодно в них тоже тонут дети.

Отличается ли чем-то от рисков всех этих благ цивилизации риск, который несет в себе для детей наличие оружия в доме? Несомненно, отличается, поскольку лучше поддается контролю. Мы имеем возможность устранить риск несчастного случая с оружием, выполняя простейшие правила безопасности и аккуратно запирая оружие в недоступное для ребенка место. Второе отличие от многих потенциально опасных для ребенка достижений цивилизации в том, что оружие в руках у родителей в отличие от газовой плиты и ванны может спасти жизнь их детей.

Однако мы что-то не видим энтузиастов введения запреты на ванны, с поголовной заменой их на душевые кабины ни у нас в стране, ни за рубежом. Хотя, между прочим, в США, с их 200 миллионами стволов на руках у населения, в возрастной группе до 14 лет дети тонут в ваннах и джакузи заметно чаще, чем гибнут от неосторожного обращения с оружием. И это заставляет заподозрить, что благополучие детей в этом вопросе интересует запретителей в самую последнюю очередь.

9. Позиция властей

9.1 Вопрос: Почему МВД так решительно выступает против легализации оружия? Разве им не виднее что к чему?

Ответ: К сожалению, ведомственные интересы чиновников и многих сотрудников правоохранительных органов далеко не всегда совпадают с интересами общества, на благо которого они по идее должны работать. В частности, ограничение права на владение оружием создает дополнительные возможности для получения дохода, как легального, через вневедомственную охрану, так и нелегального. Исследования экспертов лаборатории экономической социологии Института социально-экономических проблем народонаселения РАН выявили, что дополнительные доходы сотрудников правоохранительных органов измеряются суммами от 1 до 3 млрд. долларов в год.

Помимо этого запретители создают прекрасную возможность фальсифицировать уголовные дела недобросовестным следователем. Достаточно «найти» в бардачке автомобиля или ящике стола несколько патронов и можно открывать уголовное дело, сажать в КПЗ.

Никакими общественными интересами не объяснишь также, почему значительная часть криминальной статистики до сих пор скрывается под грифом ДСП, лишь время от времени удобным кусочком всплывая на поверхность в выступлении милицейского начальника.

В частном порядке, очень многие профессионалы, занимающиеся борьбой с преступностью, право на ношение оружия поддерживают. И даже милицейские начальники, оказавшись в отставке, зачастую высказываются совсем не так, как их связанные дисциплиной коллеги. Например, в пользу существенного расширения прав на ношение оружия высказывались двое недавних руководителей ГУВД Москвы.

9.2 Вопрос: Не думаете ли Вы, что власть не хочет дать нам право на оружие, поскольку боится собственного народа?

Ответ: Кто-то может и боится, но не думаю, чтобы это было основным мотивом всех представителей власти. Когда большевики в 1918 году принимали Декрет об изъятии оружия, то причины его действительно были сугубо политические. Но сегодня как раз полуавтоматические винтовки на базе Калашникова и прочее оружие уличных боев у нас вполне легально. А простой дамский пистолетик, для свержения власти явно не слишком приспособленный, до сих пор находится вне закона.

Так что скорее можно говорить об инерции мышления людей выросших в обществе, лишенном оружейной культуры, где оружие в руках человека не одетого в униформу автоматически вызывает ассоциации с криминальными сводками и боевиками. По нашему впечатлению политическая власть всерьез еще и не задумывалась над этой проблемой. Формулирование государственной политики в этом вопросе в значительной мере отдано на откуп МВД. А МВД, к сожалению, исходя из своих корыстных интересов, пытается направить ее в запретительное русло.

Если нам удастся поставить эту проблему в центр общественного внимания, добиться того, чтобы миллионы людей проявили к ней живой интерес, то политическая власть волей-неволей должна будет заняться вопросом гражданского владения оружием уже всерьез. И, как нам кажется, существуют вполне реальные шансы на изменение ее позиции. Ведь сколько-нибудь серьезных, выдерживающих минимальную критику, обоснований для запрета ношения оружия не существует .А результат его отмены может быть очень значительным. И не только для снижения преступности, но и в обеспечении национальной безопасности и ускорении экономического развития России.

9.3 Вопрос: Может ли широко распространение гражданского владения оружием сыграть решающую роль в борьбе с терроризмом?

Ответ: Решающую не сможет. Основная тяжесть борьбы с терроризмом в любом случае ляжет на правоохранительные органы. При каких-то терактах оружие и вовсе помочь не способно. Например, если речь идет о взрыве бомбы в людном месте.

Но свою лепту в борьбу с терроризмом народное вооружение все же внесет. В частности,широкое распространение владения и ношения оружия создаст менее благоприятную обстановку для вылазок в пограничных районах, наподобие тех, которые имели место в Дагестане, для случавшихся у нас одновременных захватов сотен или тысяч людей заложниками, для стрельбы одиночек в людных местах.

9.4 Вопрос: Вы считаете, что окажись у заложников в Беслане оружие, они смогли бы отбиться от боевиков?

Ответ: Дело не в этом. Даже выиграв в перестрелке, террористы попадали бы в крайне неблагоприятную ситуацию. Многие из них были бы убиты и ранены. Большинство заложников, вероятно, успело бы бежать. Жертв среди детей могло бы оказаться гораздо меньше, чем в ситуации, когда они гибли не только от стрельбы, но и от взрывов и пожара в закрытом помещении. Поэтому, если бы существовала угроза вооруженного отпора со стороны родителей, боевики даже не стали бы пытаться совершить нападение на школу в той форме, в которой оно было осуществлено.

9.5 Вопрос: Может ли более широкое распространение владения стрелковым гражданским оружием повлиять на обороноспособность страны?

Ответ: Несомненно. Разумеется, в современных войнах основную роль играет армия, оснащенная гораздо более мощными вооружениями. Но на практике, все большее количество вооруженных конфликтов проходит в формах партизанской войны и диверсионных рейдов. А в таких ситуациях способность населения дать первоначальный отпор или поддержать действия вооруженных сил может оказаться очень существенной. Чтобы далеко не ходить, вспомним хотя бы роль ополчения в отражении вторжения боевиков в Дагестан. Для России с ее огромной территорией возможность до прибытия подкреплений опереться в первый, самый критический момент на быстро формируемые отряды вооруженных добровольцев на местах может быть достаточно существенна. Особенно, если такие люди будут заранее организованы и хотя бы минимально обучены в организации наподобие национальной гвардии.

Кроме того, широкое распространение оружейной культуры может облегчать задачи вооруженных сил по обучению новобранцев, что особенно актуально в связи с сокращением сроков военной службы. И, наконец, оно может помочь увеличить число, желающих стать контрактниками. Во всяком случае, по американским данным, принадлежность к семье с оружейной культурой существенно повышает вероятность решения поступить на военную службу.

9.6 Вопрос: Как право на ношение оружия может повлиять на экономику?

Ответ: Двумя путями. Во-первых, прямое стимулирование развития отраслей промышленности и сферы услуг, связанных с оружием. Это не только производство оружия, но и боеприпасы к нему, разнообразное вспомогательное снаряжение, услуги тиров, обучение стрельбе и многое другое.

Но гораздо более важен второй результат. В сравнении и с большинством развитых и с большинством развивающихся стран у нас очень мала доля малого бизнеса. Между тем этот сектор играет очень существенную роль, обеспечивая значительную часть инноваций, быстрее всего реагируя на покупательский спрос, снижая безработицу и социальное напряжение. Помимо бюрократических барьеров одна из основных причин этого невозможность самостоятельно защититься даже от мелкой шпаны. Понятно, что найма охранника индивидуальный предприниматель позволить себе обычно не может.

В результате существующий малый бизнес обескровливается данью, которую платит или бандиту или пользующейся его беззащитностью милицейской крыше. Самое неприятное при этом то, очень многие люди способные с пользой для себя и для других завести новое дело к нему даже не приступают. Право на ношение оружия даст, наконец, мелким предпринимателям возможность защитить плоды своего труда.

10. Организация Союз «Гражданское Оружие»

10.1 Вопрос: Кто Вы такие?

Ответ: Мы- общественная организация, объединяющая людей, которые хотели бы развития оружейной культуры в России и считают, что расширение прав ответственных владельцев оружия и увеличение их числа благотворно скажется на всех сторонах нашей жизни. Начиная со снижения преступности и заканчивая улучшением условий развития малого бизнеса, укреплением национальной безопасности и изменением характера отношений между гражданами и правоохранительными органами.

10.2 Вопрос: Кто вам платит?

Ответ: На сегодняшний день (на середину 2006 г) мы существуем за счет членских взносов и мелких частных пожертвований. Однако многие планируемые нами программы потребуют более значительного финансирования и мы в будущем наверняка будем обращаться за поддержкой в том числе и к предприятиям, связанным с производством и торговлей оружием.

10.3 Вопрос: То есть Вы лоббисты оружейной индустрии?

Ответ: Мы готовы поддерживать интересы этой отрасли там, где они совпадают с интересами частных владельцев оружием. В подавляющем большинстве случаев они в том, что касается законодательства, сегодня действительно близки. Однако в случае противоречий для нас будут приоритетны интересы владельцев оружия. Так, например, мы выступаем, против ограничений на импорт гражданского оружия, распространяем сведения о малой эффективности продающихся сейчас моделей так называемого нелетального оружия (газовые пистолеты, резинострелы.).

10.4 Вопрос: Что конкретно Вы предлагаете?

Ответ: Изменить законодательство об оружии. Особенно важно введение права на ношение оружия в населенных пунктах, а не только на охоте, и права на владение короткоствольным оружием (пистолетами и револьверами). Нужно также более четко прописать в законе права на использование гражданского оружия при самообороне, защите других людей, защите своего имущества и задержании преступников. Это ключевые задачи. Помимо этого мы считаем необходимым усовершенствовать систему лицензирования оружия, отказаться от некоторых необоснованных ограничений на технические характеристики гражданского оружия и т.д.
04370

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.