БылиныСтрашные потрясения  выпадали на долю народа и они не могли не взволновать поэтическую душу народа, народные певцы не могли оставаться в стороне от важнейших исторических событий, – и они создали ге­роические песни, которые теперь называются былинами.

Так есть ли правда в том, o чем рассказывают былины? Ну, на­пример, терпели ли русские воины в схватках с врагами пораже­ния? Несомненно. В том же "Слове o полку Игореве" рассказывается о неудачном походе на половцев новгород-северского князя Игоря Святославовича. Но былины рассказывают и о непобедимых русских богатырях – и в этом тоже правда. Воспевая богаты­рей, защитников Родины, былины звали на подвиг во славу оте­чества, поднимали в тяжелую годину испытаний дух народа, воспитывали в отроках-юношах любовь к родной земле и нена­висть к насильникам. Пример непобедимых богатырей, вселял в людей мужество, укреплял чувство долга, чести. И разве нет правды в том, что славные русичи, несмо­тря на временные поражения, всегда оказывались победителями? Не смогли покорить Русь ни печенеги, ни половцы, ни какому супостату не под силу покорить Русь матушку и свободолюбивых русичей!
 

Для былин всегда важна правда жизни. Толчком к созданию былины служило какое-либо собы­тие; возможно  даже (как считают некоторые ученные), что былинам предшествовали или песни-славы в честь героев, или предания, в которых c большей или меньшей точностью воспроизводились события, герои и Т. д. Однако, чтобы стать былиной, они должны были пройти определенный путь развития, обработки, насыщения художественным вымыслом, фантазией, эмоциональной образностью – превратиться а песни «o доблестях, o подвигах, o славе» (слова A. Блока) необыкновенных людей, ге­роев, богатырей.

Итак, былины –это прежде всего героические народные песни o подвигах сильных, могучих защитников русской земли. Богатыри любят родную землю, они стоят на страже ее границ, в минуту опасности приходят на помощь своему народу, спасают его от пора­бощения и унижения. Главным персонажем былин и является богатырь. Он стал воп­лощением идеала мужественного, честного, преданного Родине, на­роду человека. Его не страшат несметные силы врага, не страшит даже сама смерть! Чтобы подчеркнуть силу героя, величие подвига, сказители изображают его сражающимся в одиночку против вра­жьих сил, которых "черным-черно, как черных воронов" ... Таков Илья Муромец, таковы же и другие богатыри – Добрыня Никитич, Алеша Попович, Дунай-сват, Василий Казимирович, Михайло Да­нилович, Сухман ...

C большой любовью рассказывают былины, например, o под­виге двенадцатилетнего Михайлы Даниловича, который один в чи­стом поле бился с войском нечестивым: "... сёк-рубил силу три дня и три ночи, хлеба-соли не едаючи, ключевой воды не пиваючи". Если на Руси есть такие могучие богатыри, как мaлолетний Михай­лушка, то любому Врагу не поздоровится! ...

Победы богатырей над несметными полчищами врагов вызывали y слушателей восхищение, радость, веру а силы народ­ные. Чем сильнее, страшнее враг, тем величественнее победа бо­гатыря.Богатыри живут не только на заставах богатырских, – им не чужда и мирная жизнь. Однако и в ней приходится совершать во­инские подвиги. В былинах хорошо видно то каким была власть на Руси и в частности  каган Владимир  .Вот, казалось бы, самое «мирное» поручение дает князь Владимир богатырю Дунаю: высватать ему красну девицу в жёны, чтобы онаКрасотой бы красна и ростом высока, Да лицо-то y нее — как и белый снег, Щеки у нее — будто aлый цвет,Очи ясные у нее —как у сокола ...Такая девица есть —это дочь «ляховинского короля» Апра­ксия. Но король не хочет выдать Апраксию замуж за князя, и тогда приходится Дунаю c Добрыней превратиться из мирных сватов в«доблестных воинов». Ляховинский король оскорбляет князя Влади­мира: он называет князя вором, разбойником, не считает для себя честью сватовство киевского князя. Богатыри устраивают великое кроволитьице и увозят c собой Апраксию ...

Есть  героические былины. Но есть и другие, в которых ге­рои не защищают границу, не совершают подвигов во имя оте­чества, a обнаруживают свои выдающиеся качества в конфликте, ссоре c самим Князем Владимиром, c другими князьями-боярами, c целым городом. Они отстаивают собственную честь, встают на за­щиту семьи, родителей, рода-племени. Такие былины называются новеллистическими .

Да, далеко не всё благополучно в киевском княжестве! Князь подозрителен, легковерен, коварен. Он может оскорбить богатыря, обидеть его. Так, он не позвал на пир Илью Муромца – самого славного русского богатыря. Он посылает сватов к Даниле Ловча­нину, чтобы взять в жёны его жену – красавицу Василису. Он не поверил достоверному рассказу o подвиге богатыря Сухмана ... И вот в таких сложных жизненных ситуациях проявляется сила духа богатыря, его нетерпимость ко лжи, к оскорблению. Лучше смерть,чем позор и недоверие! И погибает Данила Ловчанин. Погибает Сухман со словами укора князю:

Не умел меня солнышко миловать, Не умел меня солнышко жаловать,

А теперь не видеть ему меня во ясны очи!

Отношение к "красному солнышку" кагану Владимиру в таких былинах говорит o противопоставлении народных героев кагану  правителю, o том, что князь в глазах простых людей был деспотом. Даже в героические былины проникает эта оценка. Например, в былине "Илья Муромец и Калин-царь" Илья Муромец призывает богатырей постоять за отечество, за стольный Киев-град, но они, обиженные, отказываются. Один из богатырей говорит o князе Владимире:

Y него есть много да князей, бояр, Кормит их и поит да и жалует,

Ничего нам нет от князя от Владимира!

Особенно ярко противопоставление правителей и простого му­жика в былине "Вольга и Микула". Племянник "красна солнышка" Bольга встречает на своем пути в пожалованные ему дядей города пахаря Микулу. И мужик-богатырь оказывается на голову выше и молодого князя, и его храброй дружины. Вся дружина не может втащить из земли соху, a Микула одной рукой забрасывает ее за ракитов куст! C виду неказистая кобылка пахаря обгоняет коня Вольги ... B конце концов молодой князь, очарованный силой, спо­койствием, мудростью Микулы, отдает ему подарок князя Влади­мира: "А и жалую тебя тремя городами со крестьянами!" Конечно же, такой поворот Событий в ЖИЗНИ вряд ли был возможен. Но это – поэтическая правда, это – утверждение превосходства про­стого человека над князем и вера в конечную справедливость.Богатырь – всегда богатырь. И в поле – в битве c врагом, и при исполнении важных дипломатических поручений. Таков же они в семье.

Y многих народов мира есть произведения, в которых расска­зывается o том, как муж после долгих странствий возвращается до­мой и попадает на свадьбу своей жены, уже уверовавшей в его ги­бель. B русском эпосе об этом повествует былина "Добрыня и Алеша Попович". Добрыня отправляется в поле, на свою богатырс­кую службу ("поляконать"), и наказывает жене ждать его шесть лет; если же его не будет через шесть лет, то она вольна выйти за­муж хоть за князя, хоть за боярина, хоть за русского могучего бога­тыря, но только не за Алешу Поповича. Настасья Никулична, вер­ная жена, ждет его целых двенадцать лет. Владимир же князь и Алеша Попович ведут себя недостойно. Алеша Попович обманул Настасью, сказав, что видел Добрыню в поле убитым, а князь Вла­димир настойчиво сватает ее замуж за Алешу. И вот, когда уже играют свадьбу, приезжает Добрыня . Переодетыми неузнанным гусляром он приходит на свадьбу своей жены и срамит Алешу По­повича вместе c князем Владимиром.

Уважение к родителям, любовь в семье, крепость семейных устоев –вот что утверждают такие былины .   Не случайно Илья Му­ромец, получив от странников сказочную силу, идет сначала в поле к родителям, чтобы помочь им в тяжелом крестьянском труде.

B большинстве былин изображен мир Киевской Руси. Именно в Киев едут богатыри на службу к стольному князю Владимиру, именно Киев осаждают вражеские полчища, именно из Киева вы­езжают богатыри в соседние государства для выполнения диплома­тических поручений. Эти былины называют киевскими.  

Есть и другая группа былин – былины новгородские. B них изо­бражается жизнь второго центра Древней Руси – Новгорода, герои этих былин – новгородцы. В этих былинах не упоминается о князе Владимире, в них нет изображения вражеских нашествий, битв, они рисуют Жизнь мирную, хотя и отнюдь не простую. Всё это объ­ясняется историческими условиями. Новгород бьш вольным горо­дом, власть князя в нем была ограничена, многие вопросы госу­дарственной, общественной жизни решались на новгородском вече при активном участии его жителей; находясь на выгодном торго­вом пути, Новгород вел большую торговлю со многими странами Европы; на его земли не нападали степные  кочевники, и его мало коснулось монголо-татарское нашествие: обессиленные враги не смогли преодолеть леса и болота ...

Героями новгородских былин являются Василий Буслаев и Сaдко. События, главными участниками которых они стали, ри­суют нам жизнь Господина Великого Новгорода во всей ее сложно­сти и красе. Чем вызван бунт Васьки Буслаева? Ученые усматривают в "великой драке" Буслаева c новгородцами следствие политической борьбы внутри самого овгорода между владимиро-суздальской и новгородской партиями.Северо-Восточная Русь стремилась ослабить вольный город,

подчинить его. Для этого использовалось возвышение владимиро-суздальских князей в Киеве, направлявших в Новгород своих на­местников, a также священников, близких по духу политике Се­веро-Восточной Руси. Не случайно поэтому, сражаясь c "купцами богатыми", "Мужиками (мужами) новгородскими", Василий Бус­лаев вступает в поединок и со "старцем-пилигримам", представите­лем

Таким образом, в былине "Василий Буслаев и новгородцы" изображена не пустая драка, а столкновение между богатым торго­вым посадом, именитыми мужами, пытавшимися поставить Новгород в зависимость от Северо-Восточной Руси, и новгородской партией, отстаивавшей самостоятельность, независимость города. Интересно отметить, что в решении политических или других важных споров в Новгороде действительно прибегали порой к "боям дракам кроволитьицам", которые происходили на мосту через Вол­хов.

Васька Буслаев является героем еще одной былины – "Смерть Василия Буслаева". В ней он предстает перед нами как предводитель дружины, человек горячий, нетерпеливый, воинственный ... Василий Буслаев погибает. Замечательный русский критик B.Г. Бе­линский писал: "Смерть Василья выходит прямо из его характера, удалого и буйного, который как бы напрашивается на беду и ги­бель" ...Жемчужинами русского эпоса являются былины o Садко. Их две, нередко они исполнялись как одна, вместе. История бедного гусляра Садко, разбогатевшего благодаря искусной игре и покрови­тельству Водяного, не могла не волновать людей, как не могли не волновать и дальнейшие события: Садко вызвался поспорить со всем Новгородом –кто богаче, он, Садко, или Господин Великий Новгород! B.Г. Белинский проницательно определил идею былины как поэтическое восхваление, возвеличение Новгорода: "Садко вы­ражает собою бесконечную силу, бесконечную удаль; но эта сила и удаль основаны на бесконечных денежных средствах, приобрете­ние которых возможно только в торговой общине". B конце концов богатого купца Садко победил Новгород: не смог Садко выкупить всех его товаров.

"Какая широкая, размашистая фантазия!" – воскликнул B.Г. Белинский, познакомившись со второй былиной o Садко –"Садко в подводном царстве". Садко попадает в под­водное царство по требованию морского царя, играет ему на гус­лях; царь хочет, чтобы он остался у него в море, предлагает ему в жёны одну из своих дочерей-красавиц, несметные богатства ... Однако любовь к родной земле, к Новгороду, к семье помогает Садко вернуться домой.

 Итак, былины –это поэтические, художественные произведения. В них много неожиданного, удивительного, невероятного.Однако в основе своей они правдивы: передают народное понима­ние истории, народные представления о долге, чести, справедливо­сти. Вместе c тем они искусно построены, язык их своеобразен.Если мы попытаемся читать былины вслух так, как читаем стихи Пушкина, Лермонтова, Некрасова, то быстро убедимся, что произносить их в том же тоне невозможно. Это Объясняется тем, что созданы былины не силлабо-тоническим стихом, a тоническим . В произведениях, создан­ных тоническим стихом, в стихотворных строках может быть раз­ное количество слогов, но должно быть относительно равное коли­чество ударений. Например:

Как скакйл-то Илья да со добра коня,

Припадйл-то он ко матушке сырой земле: Как стучйт ведь мйтушка сырй земля

Да под той же как сторонушкой восточной ...

Во всех четырех стихах в этом былинном отрывке по три уда­рения, хотя количество слогов в стихах и количество слогов между ударениями не всегда равное; больше того, некоторые ударные слоги при чтении произносятся без акцента, со "снятым ударением" (как здесь, например, в концевых словах первых трех строк). При этом не обязательно, чтобы во всех стихах одной и той же былины имелось одинаковое количество ударений: в одной группе стихов их может быть по четыре, в другой – по три, в третьей – по два. Хотя, конечно же, былины стремятся к возможно более пол­ному единообразию в ритме.

Очень важно иметь в виду, что в былинном стихе п е р в о е ударение, как правило, падает на третий слог от начала, а последнее – на третий слог от конца.БЬIЛИНЫ – песни, но песни особые. Их еще называют эпическими песнями, Т. e. песнями, которые рассказывают, повествуют o каких-либо событиях, объединенных между собой одними и теми
же персонажами и развивающихся во времени. Для былин характерен сюжет : изображение Событий в развитии, персонажей – в действии. Это определяет построение (композицию) былин.Нередко былины  начинаются c запева, прямо Не связанного c содержанием, но настраивающего слушателей на определенный лад. Запевы поэтичны, красивы, эмоциональны. Например:

Высота ль, высота поднебесная, Глубота, глубота – окиян-море, Широко раздолье по всей земле,

Глубоки омуты днепровские...

После запева, если он есть, идет зачин – начало рассказа. Чаще всего это описание пира у князя Владимира, на котором про‑

исходит завязка действия. Действие это затем будет стремительно развиваться, вплоть до своего пика – кульминации, – держа слушателей в постоянном напряжении. Развязка действия наступает мгновенно: враг повержен!

Былину, как правило, венчает концовка, например:

Ай теперь ему, да после этого,

A теперь Садку да славу поют!

Без особого труда можно заметить в былинах повторы, начи­ная c предлогов. Вот как кланяется богатырь:
Он ведет поклоны по-учёному,

Что нa все нa четыре стороны ...

Художественный пример повтора – один из основных примеров в народной поэзии . в поэтическом тексте повторяются отдельные слова , словосочетание, стихи и даже целые группы стихов . в разных былинах , например , одинаково или почти одинаково изображаются пир пир y князя Владимира, седлание богатырем коня, поездка богатырская и Т. д. такие повторы называются типическими местами . В разных былинах описание "поездочки богатырской"  почти одинаково:

 скакал он выше лесу стоячего,

Чуть пониже облака ходячего,

 C горы на гору перескакивал!

Богат, живописен, выразителен я зык былин.

B былинах изображаются сильные герои, жестокие поединки, необычные ситуации.

Богатыри Тяжелые мечи у них, акиепчто небесье, их цалемы весят по нескольку пудов,

никому из простых смертных не поднять. И не только богатыри та­ковы, – их враги тоже изображаются гиперболически: громадными, жадными, уродливыми... Тугарин Змеевич, на­пример, может за щеку метать по целой ковриге, a запивать ее ча­рой "в полтретья ведра" ...

Все художественные средства в былинах направлены на то, чтобы наиболее ярко запечатлеть персонажей, их действия, обста­новку, выразить к ним отношение. Благодаря этому язык былин до­стигает необыкновенной точности, глубины. Вот как замечательно при помощи сравнения передавался в былинах бег времени:

Опять день за днем – будто дождь дождит,

A неделя за неделей – как трава растет,

А год за годом – как река бежит ...

При помощи эпитетов создавался особый – былинный, геро­ический –поэтический мир. Богатырь определяется как святорус­ский, могучий, сильный; князь Владимир – как ласковый, славный, красно солнышко, светлое солнце. Но это и понятно ведь как каган Владимир крестик Русь ? Смена религиозных культов сопровождалась уничтожением изображений некогда почитаемых богов их публичным поруганием  со стороны княжих слуг построением церквей на местах где стояли языческие  идолы и храмы так на холме в Киеве где стоял  статуя Перуна была воздвигнута церковь Василия посвященная Василию великому . под Новгородом в Перины где находился языческий храм была построена церковь Рождества .по сообщению повести временных лет  Владимир начал строительство в городах церквей и назначать попов и людей стали приводить к крещению по всем городам и селам .

Распространение христианство проводилось княжеской властью и формирующийся церковной организацией насильно при сопротивлении не только жречества но и различных слоев населения . митрополит Иларион киевский признал что крещение в Киеве происходило принуждению « никто не сопротивлялся княжьему приказу , угодному богу , и крестились если не по собственной воле , то из страха перед приказавшим , ибо его религия была связанна с властью» В других же городах замена традиционного культа новым встречала открытое сопротивление. В Новгороде схоронилась легенда о ведении там христианства епископом Иоакимом Крсунянином и княжими воеводами Добрыней и Путятой когда « Путята крестил мечем а Добрыня мечем» (Татищев история М 1962 кн 1 с 113 )

Многие монастыри Руси служили тюрьмами, в которые заключались лица, обвиняемые в религиозном свободомыслии, участники антицерковных движений, а также боровшиеся против самодержавия. Монастырское заключение — одно из самых тяжких наказаний, применяемых православной церковью с давних пор. Так, в Никоновской летописи рассказывается, что еще в начале XI в. «Мало не весь город возмятётся, и в сёлах взбесятся, в бубны и сопели и гудением струнным и всякими неподобными играми сотонинскими, плесканием и плясанием, жёнам же и девам накивание и устнам их неприятен клич, всескверные песни бесовские и хрептом их увиляния, и ногам скакания и топтания. Ту же есть мужем и отроком великое падение, на женское и девичье шатание и блудное им воззрение. Також есть и жёнам мужатым беззаконное осквернение ту же и девам растление». Игумен Памфил. 16 век. еретики заключались в погреба архиерейских домов. Но особенно переполнены монастырские тюрьмы были в XVII - XVIII ее., когда выступления против свободомыслия и феодально-помещичьей эксплуатации принимали часто религиозную окраску. Немало лиц, обвиненных в антицерковных и политических выступлениях, содержалось в монастырских казематах и в XIX в. До 19 века малейшее высказывание могло стоить свободы . И не даром на Руси ходила поговорка: подведешь меня под монастырь ,что уже говорить о том времени когда князь уничтожал целые деревни . Вот и создавался образ «красно солнышко» кагана  Руси Владимира.

Враг называется поганым, злым, проклятым, неверным, безбожным. Слово поганин принесли христиане латинское слово – погани идущие по другому пути , но в вошло в латынь с росенского или как сейчас говорят с языка этрусков . поэтому и говорят в латыни этрусское не читается и не переводится взяли и забыли .

Определяемое слово часто употребляется c одними тем же эпитетом. Такие эпитеты называются постоянными. Например: буйна голова, ретиво сердце, могучи плечи, ноги резвые, кровь горячая, слезы горючие ...

Даже суффиксы играли большую роль в изображении поэтиче­ского мира былин, в выражении исполнителями своего отношения к персонажам. Уменьшительно-ласкательными суффиксами награ­ждались любимые герои (Ильюшенька, Добрынюшка, Алёшенька), уничижительными и увеличительными – их противники (Идо­пище, Змеище и Т. д.).

Таковы былины–эпические песни o богатырях и других героях, выразившие исторические представления народа o событиях

IX–XIV столетий, запечатлевшие жизнь Древней Руси в ее военных схватках c врагами, отразившие реальные общественные и се­мейно-бытовые отношения.

После всего сказанного естественно возникает вопрос: как же

былины, в которых рассказывается o событиях IX–XIV веков, сох­ранились до наших дней? Ведь прошло свыше пятисот лет! ...

B 1804 году в Москве вышла книга под названием "Древние российские стихотворения"; впоследствии она переиздавалась c до­бавлением к названию: "собранные Киршею Даниловым". Люби­тели русской словесности, народного творчества c восторгом встре­тили выход в свет этого сборника. Но кто такой Кирша Данилов, до сих пор определенно не установлено, да и трудно точно ответить на этот вопрос. Это мог быть собира­тель былин, или их знатоки исполнитель, сам записавший извест­ные ему былины, или человек, которому принадлежал рукописный сборник, затем опубликованный под тем названием, o котором шла речь. Исследователи рукописи считают, что сборник составлен в се­редине XVIII века где-то в Сибири – или в Западной, или в восточной .

B сборнике Кирши Данилова содержится, кроме других произ­ведений народного творчества, двадцать шесть былин. И каких бы­лин! Многие из них, благодаря высоким поэтическим достоинст­вам, вошли в хрестоматии, постоянно печатаются и сейчас.

Сборник Кирши Данилова. оставался единственной книгой былин вплоть до 60-x годов XIX века, когда в Олонёцкой губернии открыли прекрасно сохранившиеся и активно исполнявшиеся былины. Это было поистине чудесное открытие! Чудо заключалось в том, что былины, уже давно считавшиеся "умершим" жанром, были записаны буквально рядом со столицей старой России Санкт-Петербургом, всего в ста – полутораста Километрах от нее. И бы­лин было много, знатоки былин жили почтив каждой деревне.

Открыл это чудо Павел Николаевич Pыбников, сосланный в Олонецкий край за политические убеждения и увлеченный народ­ным бытом, народным творчеством русского Севера.Впервые Рыбников услышал  живое исполнение былины в двенадцати километрах от Петрозаводска, на острове Шуй-Наволок. Послe трудного плавания по весеннему, бурному Онежскому озеру, устроившись на ночлег y костра, Рыбников незаметно заснул ..."Меня разбудили, – вспоминает он, – странные звуки: до того я много слыхал и песен, и стихов духовных, a такого напева не слыхивал. Живой, причудливый и веселый, порой он становился быстрее, порой обрывался и ладом своим напоминал что-то стародав­нее, забытое нашим поколением. Долго не хотелось проснуться и вслушаться в отдельные слова песни: так радостно было оставаться во власти совершенно нового впечатления.

Сквозь дрему я рассмотрел, что шагах в трех от меня сидит не­сколько крестьян, а поет-то седатый старик c окладистою белою бородою, быстрыми глазами и добродушным выражением на лице. Присев на корточках y потухавшего огня, .он оборачивался то к одному соседу, ток другому и пел свою песню, прерывая ее иногда усмешкою. Кончил певец и начал петь другую песню; тут я разоб­рал, что поется былина o Садке-купце, богатом госте. Разумеется, я сейчас же был на ногах, уговорил крестьянина повторить пропетое и записал c его слов".Крестьянин этот был Леонтий Богданов, познакомивший по­том Рыбникова и c другими сказителями.Павел Николаевич Рыбников открыл для нас как бесценные  сокровища духовной жизни народа, таки прекрасных исполнителей былин. Благодаря его описаниям до нас дошли портреты таких  сказителей, как Трофим Григорьевич Рябинин, Кузьма Иванович Романов, Василий Петрович Щеголёнок.

Пожалуй, самым выдающимся знатоком и исполнителем бы­лин был T.Г. Ря6инин. Рыбников так вспоминал o первой встрече c  ним: "Через порог избы переступил старик среднего роста, крепкого сложения, c небольшой седеющей бородой и желтыми  воло­сами. B его суровом взгляде, осанке, поклоне, поступи, во всей его наружности c первого взгляда были заметны спокойная сила и сдержанность".

П.H. Рыбников записал от Трофима Григорьевича более двух десятков былин, и все они высокого качества. Среди них былины "Святогор", "Вольга и Микула", "Илья Муромец и Идолище", "Илья Муромец и Соловей-разбойник" и другие.

Записанные произведения устного народного творчества под названием "Песни, собранные П.H. Рыбниковым" были опублико­ваны в четырех томах в -1867 годах, a затем переизданы в трех томах в 1909-1910 годах. Среди этик произведений 165 былин. Не­сколько былин из собрания Рыбникова публикуются в нашем сбор­нике ("Добрыня и Алеша Попович", "Михайло Данилович", "Сух­ман").

Открытие П.Н. Рыбникова не оставило равнодушным никого из тех, кому дорого народное искусство. B 1871 году, летом, в те места, где записывал былины Рыбников, отправился Александр Федо­рович Гильфердинг, известный ученый-славист (т. e. изучавший ис­торию славян и их культуру). за 48 дней Гильфердинг прослушал 70 певцов и записал от них 270 былин. Он встретился и c теми ис­полнителями, которых слушал Рыбников, и c новыми. Таким обра­зом было составлено еще одно превосходное собрание былин. Впервые оно было опубликовано в 1873 году, под названием: "Оне­жские былины, записанные A.Ф. Гильфердингом летом 1871 года", – и выдержало четыре издания. Последний раз "Оне­жские былины" были изданы в 1949-1951 годах в трех томах.

A.Ф. Гильфердинг, как и П.H. Рыбников, оставил воспомина­ния о поездке, в которых поделился впечатлениями и наблюдени­ями над природой Севера, бытом и занятиями населения, расска­зал об исполнителях былин. Он попытался ответить на волновав­ший современников вопрос: почему же былины, считавшиеся отжившим жанром, сохранились в этих местах. Собиратель назвал две причины этого; с в о б о д а глушь . "Народ здесь, — писал он, — оставался всегда свободным от крепостного рабства. Ощущая себя свободным человеком, русский крестьянин Заонежья не терял сочувствия к идеалам свободной силы, воспеваемым в старинных рапсодиях... В то же время свободный крестьянин Заонежья жил в глуши, которая охраняла его от влияний, разлагающих и убива­ющих первобытную эпическую поэзию: к нему не проникали ни солдатский постой, ни фабричная промышленность, ни новая мода; его едва коснулась и грамотность, Так что даже в настоящее время грамотньiй человек между крестьянами этого края есть весьма редкое исключение".

Гильфердинг писал o крестьянах: "Народа добрее, честнее и более одаренного природным умом и житейским смыслом я не ви­дывaл; он поражает Путешественника столько же своим радушием и гостеприимством, сколько отсутствием корысти. Самый бедный крестьянин, y которого хлеба недостает на пропитание, и тот при­нимает плату за оказанное одолжение, иногда сопряженное с тяже­лым трудом и потерею времени, как нечто такое, чего он не ждал и не требует". Это народ-труженик. "Легко вообразить, но трудно пе­редать словами, какого тяжелого труда требует от человека эта се­верная природа. Главные и единственно прибыльные работы — рас­пахивание „нив", Т. e. полян, расчищаемых из-под лесу и через три года забрасываемых, и рыбная ловля в осеннее время — сопряжены c невероятными физическими усилиями. Но чтобы существовать,крестьянин должен соединять с этим и всевозможные другие зара­ботки; потому никто не ограничивается одним хлебопашеством и рыболовством: кто занимается в свободное время каким-нибудь де­ревенским ремеслом, кто идет в извоз к Белому морю зимою, a ле­том в бурлаки на канaл, кто „полесует", Т. e. стреляет и ловит дичь, и Т. д. Женщины и девушки принуждены работать столько же, сколько мужчины".

Из "Онежских былин" A.Ф. Гильфердинга в нашем cборнике публикуются: "Илья Муромец и Соловей-разбойник", "Илья Муро­мец и Кaлин-царь", "Добрыня и Змей" (все записаны от T.Г. Рябинина),

"Три поездки Ильи Муромца", "Вольта и Минула", "Садко" (в последней былине объединены обе былины o Садко: "Садко спо­рит c Новгородом" и "Садков подводном царстве").

Крупные собрания былин П.H. Рыбникова и A.Ф. Гильфердинга содержат записи, сделанные в Олонецкой губернии. Но бы­лины можно было записать не только в этом северном крае. Так, параллельно со сборником П.H. Рыбникова печатались первые вы­пуски "Песен, собранных П.B. Киреевским". Всего же в 1861-1874 годах вышло десять книг c записями устных народных произведений, и в пяти из НИХ содержались былины.Петр Васильевич Киреевский – один из самых известных собирателей русского фольклора. Он сумел объединить вокруг себя многих выдающихся деятелей искусства, культуры. Достаточно сказать, что свои фольклорные материалы ему передавали А.С. Пушкин, H.B. Гоголь, А.B. Кольцов. Свою собирательскую деятельность П.B. Киреевский начал еще в ЗО-е годы XIX века; он сосредоточил в своих руках огромное количество материала, в том числе и былины, но при жизни ему почти ничего не удалось опубликовать, а умер он рано – в 1856 году, 48 лет от роду. Большинство собранных им произведений увидело свет после его смерти. B "Песнях, собранных П.B. Киреевским" опубликованы  как уже издававшиеся рaнее былины (из сборника Кирши Данилова, например), так и новые, записанные корреспондентами П.B. Киреевского в разных местностях России: в Сибири, на Урале, в Поволжье, в ряде губерний средней России, a также в Олонецком крае. Таким образом, география распространения былин не ограничивaлась Олонецкой губернией. Поэтому не удивительно, что ученые-фольклористы, собиратели активно искали былины по всей территории страны. И поиски их увенчались крупными успехами,особенно на рубеже XIX–ХХ веков в Архангельской губернии. Благодаря собирателям A.Д. Григорьеву, A.B. Маркову, H.E. Ончукбву русская культура обогатилась более чем 500 записями былин, многие из которых составили золотой фонд классического фольклора. A.B. Марков открыл целую плеяду прекрасных сказителей былин, среди которых особенно выделялась Аграфена Матвеевна Крюкова. Марков писал о ней: "Еще в детстве она выучила боль­шую часть своих старин, главным образом от матери и дяди, a также от соседей и подруг. Когда она была девочкой (лет 9-ти), ей стоило один раз прослушать старину – и она уже запоминала ее на всю жизнь".

А.М. Крюкова была неграмотной женщиной, потому что "ей негде было научиться читать и писать: мать ее сама еле-еле разби­рала церковное письмо, a отец вовсе был неграмотный". А.B. Мар­ков записал от нее З5 былин (в селе Нижняя Зимняя Золотица на берегу Белого моря).Свою любовь к былинам, их знание А.М. Крюкова передала до­черям, одна из которых, Марфа Семеновна Крюкова, впоследствии,уже в советское время, стала знаменитой исполнительницей бы­лин. От нее записано огромное количество былин, они изданы в двух томах в 1939-1941 годах под названием "Былины М.С. Крюко­вой" Семейная традиция былинного сказительства y Крюковых –не исключительный случай. Мы уже говорили o T.Г. Рябинине, но талантливым сказителем были его сын, Иван Трофимович Ря6и­нин. Он исполнял былины, слышанные от отца, в Петербурге, Москве, Киеве, Одессе, а в 1902 году побывал в Болгарии, Сербии и Австрии, где выступал с неизменным успехом. K сожалению, запи­сано от него всего шесть былин: не любил, чтобы за ним записы­вали. Ю.M. Соколов, ученый и собиратель, писал о нем: "Иван Тро­фимович был человек хозяйственный, крутого нрава, горячий, вспыльчивый ... Табаку не курил, вина не пил. Детей воспитывал строго". И.T. Ря6инин в свою очередь научил былинам пасынка, Ивана Герасимовича Ря6инина-Андреева, а тот передал свое искусство сыну, Петру Ивановичу Рябининy-Андрееву.Знатоков былин уважали, любили в народе. H.E. Ончуков пи­сал: "K старинщикам относятся c большим почтением, их знает не­пременно каждый в своем селении, a иногда глава их гремит на всю Печору".

Интересно рассказали A.Д. Григорьев, A.B. Марков и H.E. Ончу­ков o том, как сказители учились былинам, как исполняли их. "Для усвоения сотен и тысяч стихов, – писал H.Е. Ончуков, – есть благо­приятные условия: это – большой досуг, являющийся не как лень или отсутствие работы, a большой досуг даже на самом важном деле", – например во время рыбной ловли, когда рыбаки артелями в 6-10 человек уезжали за 100-150 километров от дома за «бе­лой », дорогой рыбой. A "день на Печоре осенью и особенно зимой очень короток, и, проработав часов 5-6, при наступившей темноте, все принуждены на невольный отдых. Работы кончают в 5, в 4 часа дня, a спать еще рано, разговаривать не о чем, делиться нечем ... Вот тут-то и выступают на сцену сказочники и старинщики, кото­рых, говорили мне, нарочно старается всеми мерами залучить в ар­тель составляющий ее староста". То же было на охоте, на лесоразработках.Сказителям определяли более легкую работу, наделяли луч­шей частью добычи, вообще старались беречь их силы, их талант, Награждать за исполнение.Итак, мы познакомились c тем, как были открыты в середине XIX века на Севере, в Олонецком крае, былины, как благодаря со­бирателям-фольклористам былины и другие произведения устногонародного творчества попали в научные сборники, чтобы затем их могли прочитать тысячи, сотни тысяч любителей фольклора. Под­вижнический труд бескорыстных, преданных науке и русскому искусству людей спас от забвения прекрасные памятники духовной культуры народа.

Я не оговорился, когда написал "пoдвижнический труд". Это в наше время скорые поезда, реактивные воздушные лайнеры могут быстро и c удобствами доставить нас в любую точку страны (да что там – мира!). Но ведь всего этого в XIX и на рубеже XIX–ХХ веков не было. A расстояния приходилось преодолевать огромные. Например, в 1901 году за два с половиной месяца A.Д. Григорьеву пришлось проехать 2 098 верст по железной дороге, 180 верст на па­роходе, 540 – в лодках, 820 – на лошадях и многие версты проша­гать пешком. И всё это – в условиях бездорожья, капризной, холод­ной, часто дождливой северной погоды.

 A записать былины разве легко? "Записывать былины , напри­мер, у костра – тепло, но дым невыносимо ест глаза: сесть от костра дальше  нет дыму, но руки коченеют от пронизывающего c океана ветра. Ветер рвет листы бумаги, налит чернильницу, сыплет песок в глаза, и того и гляди пойдет дождь. Ко всему этому нужно прибавить, что человек 20-30 рыболовов толпятся около и своими разговорами, замечаниями, вопросами делают работу вконец невоз­можной". Так вспоминал o некоторых обстоятельствах своей ра­боты H.E. Ончуков.

Трагично закончилась вторая поездка А.Ф. Гильфердинга за былинами. B 1872 году, летом, он снова поехал в Олонецкую губер­нию, нов пути заболел тифом и умер в Каргополe. Ему был всего 41 год, он так и не увидел опубликованными свои записи былин, сделанные в 1871 году (его "Онежские былины" впервые изданы, как уже говорилось, в 1873 году).

Да, собиратели былин совершили подвиг. Они открыли и сох­ранили для нас драгоценное искусство, величайший памятник народной духовной культуры.

Советские ученые продолжили традиции дореволюционных собирателей. B 20–30-e годы ХХ века был совершен ряд экспеди­ций в северные области России и в результате собран интересней­ший материал, который составил несколько сборников. Особенно большой вклад в собирание былин внесли Ю.M. Соколов, А.М. Астахова, B.И. Чйчеров.

Вместе с тем изменение условий труда и быта, приобщение к новым видам искусства, всеобщая грамотность, большой интерес к профессиональной художественной литературе обусловили сниже­ние интереса к устному народному творчеству, в том числе и к бы­линам. Их стали и Исполнять, и записывать всё реже и реже, и сей­час даже в тех местах, где былины записывались десятками, их нет.

Мы должны быть благодарны тем, кто в XIX веке и в довоенные годы ХХ века сумел записать былины и издать их. И помнить a сказителях-певцах, скромных, простых и сердечных людях, c радостью делившихся своим искусством – та­ким необычными захватывающим, таким простыми мужествен­ным. Их песни-сказания доставляют нами сейчас художественное наслаждение и остаются для нас, читателей, a также и для писате­лей, поэтов, образцом подлинного поэтического вдохновения.
 372557662
 Воисвет
voisvet@inbox.ru

 < a href="http://voisvet.ru/">источник  

011729

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.