Кирилл и Мефодий не придумывали кириллицу.

Тайны Русского языка.
Для людей, стремящихся к просвещению.


Принято считать, что письменность славянам создали Кирилл и Мефодий. Это мнение ошибочно. Многие сегодня знают о том, что Кирилл и Мефодий письменности славянской не создавали, а лишь немного упорядочили её, скорректировали для того, чтобы было легче перевести на славянские языки Библию. Они внесли греческие буквы, которые, кстати, потом были из нашей азбуки удалены. Кирилла и Мефодия часто называют «агентами влияния», и нелицеприятно высказываются в их адрес. Это зря. Не надо умалять заслуг этих двух просвещённых мужей. Хотя, если честно говорить, Мефодий вообще к нашей азбуке не имеет никакого отношения. А Кирилл, которого на самом деле звали Константином, на самом деле кое-что сделал. Но его заслуги далеко не те, о которых стали писать ещё в средние века церковники.

У славян была письменность. Скорее, даже несколько видов письменности. Она было неупорядочена, как в рабовладельческих державах. Это было образное письмо, которое невозможно было переврать. Линейная письменность понадобилась тем, для кого информация оказалось важнее образного восприятия мира. А для чего? Чтобы можно было врать! Изобретение линейной письменности привело к поголовному вранью и лицемерию.

Славяне до сих пор мыслят более образно, чем жители многих высокоразвитых технологических стран, давно переведённых на цифру.

Есть множество доказательств тому, о чём я сейчас написал. Далее я привожу часть собранных нашей командой доказательств. Это далеко не всё, что подтверждает сказанное. Ещё не раскрыты надписи, сделанные на камнях в Сербии, задолго до появления так называемой кириллицы. Хотя и это название, как вы поймёте, прочитав материал, неточное, и означает вовсе не азбуку, созданную Кириллом. Не будет здесь и упоминания о хурритском и хеттском языках, которые, как показали последние исследования, по звучанию очень близки к чешскому и словацкому.

Впрочем, и того, что есть, достаточно, чтобы интересующиеся начали эту информацию перепроверять, и убедились в том, что я прав.

Пролог


Есть такое мнение: русский народ наименее самостоятельный из великих народов, ярко проявивших себя в истории. Все его достижения связаны с иноземным руководящим влиянием. Эту схему распространяют и на славянство в целом. Носители этой легенды – люди, знающие толк в секретах пропаганды. Они умеют убеждать. Умеют средствами рекламы превратить гипотезу в «истину в конечной инстанции». Один из наиболее живучих и влиятельных мифов связан с историей славянской письменности. Только христианство принесло славянам письменность! – то есть, этим подарком мы обязаны грекам. Не только русские, но и сербы, болгары и так далее. Но ведь это, по меньшей мере, далеко не очевидная истина. И в истории у неё найдётся немало противников. Есть, впрочем, и сторонники.

Для начала вспомним великую императрицу…

«… славяне древнее Нестора письменность имели, да оные утрачены и еще не отысканы и потому до нас не дошли. Славяне задолго до Рождества Христова письмо имели». Это слова императрицы Екатерины – которая всерьёз интересовалась русской древностью. И, скорее всего, обладала знаниями, передававшимися из рода в род в её славяно-германской династии.

Императрица мыслила смело! А вот мнение одного из первых русских историков. В «Истории государства Российского» Николай Михайлович Карамзин, упоминая о рунах на фигурках из храма Ретры, пишет: «Как бы то ни было, но Венеды, или Славяне языческие, обитавшие в странах Балтийских, знали употребление букв. Дитмар говорит о надписях идолов Славянских: Ретрские кумиры, найденные близ Толлензского озера, доказали справедливость его известия; надписи состоят в Рунах, заимствованных Венедами от Готфских народов. Сии Руны, числом 16, подобно древним Финикийским, весьма недостаточны для языка Славянского, не выражают самых обыкновенных звуков его, и были известны едва ли не одним жрецам, которые посредством их означали имена обожаемых идолов. Славяне же Богемские, Иллирические и Российские не имели никакой азбуки до 863 года». Обратим внимание: Карамзин знал о новых для того времени находках славянских древностей в Польше, о которых мы чуть позже расскажем подробнее… Всё-таки настоящим историком был наш придворный историограф!

Старший современник императрицы – великий Ломоносов – придерживался того же мнения: «Однако же по сказаниям Несторовым и иным видно, что славяне до Нестора письменность имели, да оные утрачены или еще не отысканы, и потому до нас не дошли». О стараниях Ломоносова, пытавшегося восстановить правду о славянской древности, нужно говорить особо. В поморских краях докириллическая письменность в те времена ещё была в ходу.

Великий историк, мыслитель, современник Ломоносова В.Н.Татищев тоже не признавал удобных, официально признанных, но надуманных версий. Он утверждал: «Другие того дивняе, что сказуют, якобы на Руси до Владимира никакого письма не имели, следовательно, древних дел писать не могли… Подлинно же славяне задолго до Христа и славяно-руссы собственно до Владимира письмо имели, в чем нам многая древния писатели свидетельствуют и во-первых, что обсче о всех славянах сказуется».

А кто поспорит с Екатериной, с Ломоносовым, с Татищевым?

Пожалуй, прекрасную даму мог бы вызвать к барьеру Любор Нидерле – выдающийся чешский учёный. Археолог, филолог, историк. Он, быть может, больше всех сделал для изучения славянских древностей. Без книг Нидерле не обойтись ни одному студенту, изучающему славистику. Казалось, Нидерле знает о славянах всё. Его тема! По тем временам (а это было в первой половине ХХ века) его выводы, возможно, соответствовали действительности: далеко не все находки ещё были введены в научный оборот и осмыслены. Одна беда: Нидерле был слишком увлечён идеей германского цивилизационного превосходства над древними славянами. Он утверждал категорично: дохристианской письменности у славян не было. До сих пор многие склонны с этим утверждением согласиться.

Вот пускай и схлестнуться в споре чешский учёный начала ХХ века и русская императрица славяно-германского происхождения.

Рядом с Екатериной встанет древний болгарский книжник, известный под загадочным именем Черноризец Храбр. Вроде бы – православный монах. Но понятие «Черноризец» можно трактовать не только в привычном монашеском смысле: чёрная риза. Нет ли здесь и другого, потаенного смысла? «Сказание о письменах» Черноризца Храбра, жившего на рубеже IX-Х веков – памятник, заслуживающий уважения. «Прежде убо словене не имяху книг, но чертами и резами чьтяху и гадаху, погани суще», — пишет монах. Возможно, он лукавит. Возможно, он сам вырезал «поганые» знаки. В переводе на современный язык свидетельство Храбра звучит так: «Прежде ведь славяне не имели букв, но по чертам и резам читали, ими же гадали, погаными будучи (язычниками). Крестившись, римскими и греческими письменами пытались писать славянскую речь без устроения. И так было долгие годы…» Далее Храбр, согласно традициям, описывает благое дело Кирилла, подарившего славянам азбуку. С лёгкой руки Храбра древнеславянскую письменность чаще всего так и называют – черты и резы.

Явился в зал суда и другой свидетель защиты докириллической азбуки – арабский мудрец Ибн Фадлан, который с посольством бывал в Волжской Булгарии, где видел русских. А, возможно, заезжал и в русские княжества. Каждый посол и путешественник становился в те времена исследователем и писателем. И Ибн Фадлан поведал своим соплеменникам об обычаях руссов. По его свидетельству, умерших соплеменников руссы сжигали, потом насыпали курган и ставили в его центре доску из березы или белого тополя. На ней писали имя умершего и имя царя руссов. Писали!

А вот вам еще аргумент: странные граффити мы видим в оформлении древнейших русских храмов – например, Софийского собора в Киеве. Доктор наук, историк Сергей Высотский (Высоцкий) предположил, что эти графити являются свидетельством существования докириллической «русской» письменности и высказал гипотезу образования славянской азбуки из греческого алфавита путем добавления новых букв и что процесс этот происходил именно на территории Руси – а не там, где действовал Константин-Кирилл. Кстати, собор начали строить всего лишь через 25 лет после официального принятия христианства. Конечно, верования и письменность прежних времен еще не исчезла… Любопытный факт: стараниями Высотского в Софийском соборе в прежние времена висела табличка: «Обнаружено около 300 древнерусских надписей ― граффити ― уникальных памяток письменности (исследованы С. Высоцким)». Сейчас эту табличку почему-то сняли…

Исследователи обращают внимание и на диссертацию немецкого историка 17-го века Конрада Шурцфлейша 1670 года, в которой уже доказывалось, что у германских славян были свои регулярные школы, где дети обучались рунам. Аналогичные сведения пересказывает и историк Клювер относительно германских вендов: «Правда, школы у вендов были в плохом состоянии, тем не менее их учителя-священнослужители наряду со своими буквами пользовались руническими письменами».

Кстати, само слово «руна», по всей видимости, славянского происхождения. Вероятно, термин происходит от древнейшей славяно-североевропейской основы со значением резать (что выглядит естественным), в то время как появление европейских слов того же корня, но уже носящих значение тайна, говорить в тишине — вторично и связано с магическим применением древних резаных знаков, древних рун. То есть, на этимологическом уровне существование славянских рун доказывается достаточно убедительно.

Во время раскопок в Новгороде были найдены деревянные цилиндры, относящиеся по времени к годам правления князя Владимира Святославича, будущего крестителя Руси, в Новгороде (970-980 годы). Надписи хозяйственного содержания на цилиндрах выполнены кириллицей, а княжеский знак прорезан в виде простого трезубца, который невозможно признать лигатурой, но лишь тотемным знаком собственности, который видоизменился от простого двузубца на печати князя Святослава, отца Владимира, и сохранял форму трезубца у ряда последующих князей. Это рунический знак княжеской власти рода Рюрикова. Отметим, что и надписи кириллицей датируются временами, предшествовавшими крещению, а сам Владимир в те годы был последовательным, весьма активным язычником.

О русских письменах на дереве убедительно рассказывает и другой арабский свидетель Х века – Ибн ан-Надим. Напомним: в те годы арабская культура достигла своего пика и во многом опережала европейскую. Они умели изучать соседние народы, вглядываться в их культуру.

А вот и другое свидетельство. Немецкий хронист епископ Титмар Мерзебургский (976- 1018 годы), посетивший славянский языческий храм в Прильвице, близ города Ней-Стрелица (это в нынешней Северной Германии, в те годы там жили исключительно славянские племена), видел там идолов, на которых особыми знаками были начертаны надписи. Корпус этих надписей (свыше 100 надписей с общим объемом текста около 2 000 знаков) был издан в конце XVIII века. Но уже в XIX веке нашлись ученые, посчитавшие, что надписи выполнены германскими рунами «для бесцельного обозначения языческих божеств на пластических изображениях». Но Титмар знал германские руны – и не причислял к ним славянские письмена. Присвоения славянского наследия германцами – вечная проблема. Соседи, родственники, а всё никак не можем поделить своё имущество…

Одно из древнейших упоминаний о существовании на Руси какой-то собственной оригинальной письменности содержится и в Житии создателя нынешней нашей азбуки, святого Константина-Кирилла. Константином он прожил почти до конца своих дней, имя Кирилл принял незадолго до смерти. Константин-философ – так часто называли этого полиглота.

Посланный императором Византии Михаилом с посольством к хазарскому каганату, будущий просветитель славян по пути туда в 861 году посещает крымский город Херсонес (Корсунь), где, согласно житийной литературе, обретает мощи святого Климента. «Обрете же здесь евангелие и псалтирь, написанные русскими письменами…». О чем здесь идет речь – о протоглаголице или о рунических письменах – нам неизвестно. Но без письма, как видим, славяне не обходились. Отметим: если бы речь шла о греческом алфавите – вероятно, автор жития так бы и сказал.

Находки, загадки, голоса…

С тех пор, как люди стали интересоваться древностью, было найдено несколько убедительных артефактов с рунической письменностью в славянских могильниках и древних поселениях – на территории Чехии, Польши, Германии и Российской империи.

В 1873 году при строительстве каменной церкви в местечке Романове Городецкого уезда Могилевской губернии был обнаружен странный камень. С обеих сторон на нем были выбиты знаки непонятного происхождения. Камень был привезен к месту строительства крестьянином соседней деревни Пневищи. Согласно показаниям крестьянина, данная находка была сделана в лесу неподалеку от Пневищ. Камень был не один — как удалось выяснить, на месте находки первоначально существовал курган из подобных камней, на вершине которого и находилась мощная стела с надписями. Во время заготовки стройматериалов курган безжалостно разобрали до основания. Никакого захоронения в основании обнаружено не было. Находка была зафиксирована тамошним помещиком князем А.М.Дондуковым-Корсаковым.

Князь, видимо, почуял сенсацию и велел перенести камень к себе в усадьбу и хранить в амбаре. Вскоре по факту находки был сделан доклад на археологическом съезде, проходившем в Смоленске. Ввиду громоздкости памятника, А.М.Дондуков-Корсаков не повез его в Смоленск, но предложил всем желающим осмотреть на месте. На приглашение откликнулся доктор Г.Ванкель из Моравии, который составил собственное описание памятника. 23 августа 1874 года в имении Дондукова-Корсакова случился пожар, и сарай, в котором хранился камень, сгорел. Не сохранился и камень…

Великое открытие совершил аж в 1897 году археолог Владимир Александрович Городцов. Мало кто в те годы верил в существование рунической письменности у славян. Среди ученых еще господствовала германофилия… И вот дождливой осенью Владимир Александрович начал экспедицию в село Алеканово Рязанской губернии, рязанского же уезда. Крестьяне споро работали под руководством учёного археолога. Копали в местности, которую местные называли Могильцами – это древнее захоронение. Через год археологу снова повезло, он нашел еще два черепка со странными знаками. Самую удивительную находку Городцов – человек старательный, добросовестный – описывал так: «Два обломка хорошо обожженной керамики с загадочными знаками. На одном обломке — три знака, на другом — два, из которых один цельный, от другого сохранилась часть в виде черточки. Знаки располагаются в строку. На первом обломке знаки расположены на шейке сосуда, по обрезу которой идет орнамент из черточек. На втором знаки идут ниже шейки по боковым стенкам».

Он пытался подробно всё зафиксировать, отвечая скептикам:

«Надпись состоит из 14 знаков, расположенных в строковой планировке. Объяснить их как клейма мастера невозможно, потому что знаков много, объяснить, что это знаки или клейма нескольких лиц, также нет возможности. Остается одно, более вероятное предположение, что знаки представляют из себя литеры неизвестного письма, а комбинация их выражает какие-нибудь мысли мастера или заказчика. Надпись сделана местным или домашним писцом, т.е. славянином».

Научная общественность Городцова осмеивала: он покусился на основы исторического знания! Не было у язычников-славян письменности. Не было, потому что не могло быть никогда. Городцов и сам подчас колебался. Но его открытия помогают учёным до нашего времени.

Удивительным находкам археологов, выявившим пласт дохристианской письменности, большое внимание посвящал историк А.С.Уваров – сын знаменитого министра просвещения, автора формулы «Православие, самодержавие, народность». Поддерживал такие исследования и видный учёный, публицист Срезневский. Последний считал, что загадочные книги, которые видел Константин-Кирилл были написаны «протокириллицей» — своеобразной азбукой на основе греческой, которую древние славяне приспособили под свой язык. Эта находка, по Срезневскому, и натолкнула Константина на идею создания славянского алфавита.

И всё-таки работа по восстановлению славянского языкового прошлого в те годы шла вяло, считалось, что такие разыскания принижают авторитет Кирилла и Мефодия, непререкаемый в те годы. Вот так идеология и политика мешают науке, мешают восстановить истинную картину прошлого.

Гораздо серьезнее стали относиться к таким находкам в ХХ веке, особенно – в советское время, а в первую очередь – после войны, когда идеологией Сталина стала опора на собственные силы, на собственные корни. И тут идеология как раз помогла учёным… Иногда и так бывает.

Новым версиям и открытиям не было числа. В 1947 году учёный Е.М. Эпштейн предположил, что древняя славянская письменность имеет слоговой характер. Первые дешифровки 7 слов (в основном имен собственных) провел в 1963 г. Н.А. Константинов. К сожалению, большинство выявленных им знаков было определено неверно, однако он первым показал, что в принципе новую письменность читать можно. И научная общественность от этих фактов не могла отвернуться.

Ещё в 1912 году в Киеве при раскопках была обнаружена печать с двумя круговыми надписями и княжеским знаком посередине. Впоследствии она была утеряна, сохранилось только изображение, изданное Н.П.Лихачевым и переизданное В.Л.Яниным. Сравнение с другими археологическими находками позволяет утверждать, что крупные знаки, находящиеся в круге из мелких «букв», представляют собой усеченный «трезубец» — герб Рюриковичей, а сама печать принадлежала некому должностному лицу из администрации князя Святослава Игоревича (Х в.).

Уникальные находки были исследованы в советские времена в Белоруссии. Интереснейшую группу памятников рунического письма, датируемых концом XI — началом XIV веков, образуют памятники, собранные при проведении археологических раскопок в Витебской области на городище Масковичи. В настоящее время большинство этих памятников, увы, хранится в частных коллекциях в Москве. А ведь куда легче было бы исследователям, находись эти реликвии в музее… Лишь фрагментарно, в неполном варианте, эти памятники были опубликованы Л.В.Дучиц и Е.А.Мельниковой в «Древнейших государствах…» за 1980 год. Несколько большее количество памятников этой группы опубликовано в 6-м выпуске «Мифов и магии индоевропейцев». Большинство этих памятников представляет собой предметы из кости (реже — дерева) с нанесенными на них надписями явно рунического начертания. Попытки дешифровки надписей, сделанные исходя из довольно спорного предположения об их германском происхождении, результатов не дали. Большая часть ученых считает записи славянскими. Этого мнения придерживаются многие белорусские археологи и историки — например, А.А.Дучков, большой знаток этой научной проблемы.

Самые свежие по времени рунические находки относятся к беломорскому ареалу. Новые надписи были найдены в поморском краю. Ломоносовские места…

Берестяные грамоты

Берестяные грамоты – самое важное свидетельство высокой культуры наших древних предков. Это бесспорно. Бесспорно и то, что находят их в Новгородской и Псковской земле. То есть, там были очаги наиболее утончённой книжной и письменной культуры. А как был крещён Новгород? Обратимся к летописным источникам:

«В Hовеграде людие, уведевше еже Добрыня идет крестити я, учиниша вече и закляшася вси не пустити во град и не дати идолы опровергнути. И егда приидохом, они, разметавши мост великий, изыдоша с оружием, и асче Добрыня с прещением и лагодными словы увесчевая их, обаче они и слышати не хотяху и вывесше 2 порока великие со множеством камения, поставиша на мосту, яко на сусчия враги своя. Высший же над жрецы славян Богомил, сладкоречиа ради наречен Соловей, вельми претя люду покоритися. Мы же стояхом на торговой стране, ходихом по торжисчам и улицам, учахом люди, елико можахом. Hо гиблюсчим в нечестии слово крестное, яко апостол рек, явися безумием и обманом. И тако пребыхом два дни, неколико сот крестя. Тогда тысецкий новгородский Угоняй, ездя всюду, вопил: «Лучше нам помрети, неже боги наша дати на поругание». Hарод же оноя страны, разсвирепев, дом Добрынин разориша, имение разграбиша, жену и неких от сродник его избиша. Тысецкий же Владимиров Путята, яко муж смысленный и храбрый, уготовав лодиа, избрав от ростовцев 500 муж, носчию перевезеся выше града на ону страну и вшед во град, никому же пострегшу, вси бо видевши чаяху своих воев быти. Он же дошед до двора Угоняева, онаго и других предних мужей ят и абие посла к Добрыне за реку. Людие же страны оные, услышавше сие, собрашася до 5000, оступиша Путяту, и бысть междо ими сеча зла. некия же шедша церковь Преображения господня разметаша и домы христиан грабляху. Даже на разсвитании Добрыня со всеми сусчими при нем приспе и повеле у брега некие домы зажесчи, чим люди паче устрашени бывше, бежаху огнь тушити; и абие преста сечь, тогда преднии мужи, пришедше к Добрыне, прося мира. Добрыня же, собра вои, запрети грабление и абие ИДОЛЫ СОКРУШИ, ДРЕВЯHHИИ СОЖГОША, А КАМЕHHИИ, ИЗЛОМАВ, В РЕКУ ВЕРГОША; и бысть нечестивым печаль велика. Мужи и жены, видевше тое, с воплем великим и слезами просясче за ня, яко за сусчие их боги. Добрыня же, насмехаяся, им весча: «Что, безумнии, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, кую пользу вы от них чаять можете». И посла всюду, объявляя, чтоб шли ко кресчению. Воробей же посадник, сын Стоянов, иже при Владимире воспитан и бе вельми сладкоречив, сей иде на торжисче и паче всех увесча. Идоша мнози, а HЕ ХОТЯСЧИХ КРЕСТИТИСЯ ВОИHИ ВЛАЧАХУ И КРЕСЧАХУ, мужи выше моста, а жены ниже моста. Тогда мнозии некресчении поведаху о себе кресчеными быти; того ради повелехом всем кресченым кресты деревянни, ово медяны и каперовы на выю возлагати, а ИЖЕ ТОГО HЕ ИМУТ, HЕ ВЕРИТИ И КРЕСТИТИ; и абие разметанную церковь паки сооружихом. И тако крестя, Путята иде к Киеву. Сего для людие поносят новгородцев: Путята крести мечем, а Добрыня огнем. Добрыня и Путята, Иоаким Корсунянин крестят огнем и мечом новгородцев» (Иоакимовская летопись).

Вывод прост: христианизация Новгорода проходила трудно, язычество показывало свою силу.

Значит, самый грамотный город Руси – а, возможно, и Европы, ко времени датировки ранних берестяных грамот ещё не забыл язычества. Крестились новгородцы без охоты, языческие верования долго бытовали в тех краях. И именно там видим всплеск письменной культуры.

Наивно предполагать, что грамоту новгородцам принесло христианство! Такая культуры обтачивается веками: берестяные грамоты – косвенное доказательство наличия бытовой письменности у русских славянских племен (в частности – у словенцев) в дохристианские времена. Берестяные грамоты написаны в протокириллической (или глаголической) традиции. Но в Старой Русе была найдена и грамота с руническими знаками – до сих пор не расшифрованными. Конечно, это был не единственный случай рунической грамоты!

После «христианизации» Руси была проведена «реформа письменности», старые книги уничтожались. Новые писались на алфавите святого Кирилла, историю, как это часто бывает в постреволюционные времена, «отформатировали». Вполне вероятно, что в дохристианские времена письменность у славян была и кириллическая (протокириллическая), а не только руническая. Существуют гипотезы, что славянское письмо повторило весь путь мирового развития письма — от первоначальных пиктограмм и примитивных условных знаков к логографии, от логографин — к слоговому или консонантно-звуковому и, наконец, к вокализованно-звуковому письму.

А косвенных свидетельств о докириллической письменности у славян немало. В «Повести временных лет», одном из древнейших литературных памятников, написанных кириллицей, сказано, что в договоре князя Олега с греками есть указание о существовании у русских письменных завещаний: «Аще кто умреть, не урядив своего имения ци своих не имать, да возвратить имение к малым ближикам в Русь. Аще ли сотворить обряжение, такой возметь уряженное его, кому будеть писал наследити именье его, да наследит е». В договоре Игоря с греками говорится о золотых и серебряных печатях, о посыльных грамотах, которые вручались русским послам и гостям, отправляющимся в Византию. Скептики говорят: всё это могло быть написано на греческом языке. Но чем подтверждается этот скепсис?

Имеются и более подробные косвенные указания о применении письменности на Руси и начале X века сразу в нескольких договорах русских князей Олега и Игоря с Византией. Так, в договоре Олега с греками (911 год) есть указание о существовании у русских письменных завещаний – и уж тут употребление греческого совсем маловероятно. В договоре Игоря с греками (944 год) говорится о золотых и серебряных печатях, о посыльных грамотах, которые вручались русским послам и гостям, отправляющимся в Византию. Включение в договоры с Византией особых пунктов о завещаниях, посыльных, гостевых грамотах и печатях доказывает не только то, что все это уже существовало на Руси начала X в., но также и то, что к X веку это стало привычным, распространенным явлением. Памятниками русской письменности X века должны считаться сами договоры с Византией, так как перевод их с греческого на русский современен договорам. Исследователь С. П. Обнорский на основе изучения языка русских переводов договоров пишет: «…появление текстов договоров в переводе с греческого языка не могло быть ни относительно поздним, ни одновременным, а следовательно оно приблизительно должно было совпадать со временем фактического заключения соответствующих дипломатических актов». Особенно интересно имеющееся в договоре 911 года указание, что Русь и Византия и в более давние времена (то есть, еще в IX веке, если не раньше!) решали спорные вопросы «не только словесно, но и письменно».

В той же несторовой летописи есть свидетельство, что при осаде князем Владимиром Святославичем Херсонеса один из жителей этого города по имени Анастасий пустил в стан Владимира стрелу с надписью: «Кладези еже суть за тобою от востока, из того вода идет по трубе». На каком языке это было писано?

Возможно, здесь нужно вести речь о протокириллице или протоглаголице. Возможно, Анастасий использовал руны.

А находки продолжаются…

В 1949 году в Гнездовских языческих курганах под Смоленском археологи нашли разбитую глиняную корчагу, на которой сохранилась надпись «гороухща» («горушна»), что означало: или «Горух писал», или «горчица». Гнёздовский комплекс археологических памятников – курганный могильник, когда-то насчитывавший около 4000 курганов и несколько поселений, в том числе укрепленных, общая площадь которых составляла более 30 гектаров. Огромное обжитое в древности пространсто. К настоящему времени сохранилось около 1500 курганов и одно поселение: много лет шло наступление урбанизации на заповедник славянской древности. Но это крупнейший на территории России и Европы комплекс археологических памятников, относящихся к периоду образования древнерусского государства.

Помимо гнездовского комплекса, в СССР были обнаружены фрагменты надписей и цифровых расчетов на амфорах и других сосудах X века в Тамани (древней Тмутаракани), Саркеле и причерноморских портах. Письменность на основе различных алфавитов (греческого, кириллического, рунического) использовало разноплеменное население древнейших городов и протогородов, находившихся на важных торговых путях. Торговля стала той почвой, которая способствовала постепенному распространению по всей территории Руси приспособленной для славянской речи и удобной для письма кириллицы. В данном случае интересы торговцев и христианского духовенства пересекались. Хотя отметим и стремление славян к «особому пути»: всё-таки они избрали кириллицу, а не греческий алфавит! Хотя в русской церкви долгое время заправляли греки.

Не было в ХХ веке более выдающегося историка, чем академик Борис Александрович Рыбаков. Он был нашим старшим современником… Многие его исследования проливают свет на прошлое славянской письменности. Приведём небольшую цитату:

«Существует укоренившееся мнение, что церковь была монополистом в деле создания и распространения книг; мнение это усиленно поддерживалось самими церковниками. Верно здесь лишь то, что монастыри и епископские или митрополичьи дворы были организаторами и цензорами книжного списания, выступая нередко в роли посредников между заказчиком и писцом, но выполнителями зачастую оказывались не монахи, а люди, не имевшие никакого отношения к церкви. Мы произвели подсчёт писцов в зависимости от их положения.

Для домонгольской эпохи результат был таков: половина книжных писцов оказалась мирянами; для 14-15 вв. подсчёты дали следующие результаты [9]: митрополитов – 1; дьяконов – 8; монахов – 28; дьяков – 19; попов – 10; «рабов божьих» – 35; поповичей – 4; паробков – 5. Всего по нашему подсчёту 63 мирянина и 47 церковников, т.е. 57% ремесленников-писцов не принадлежало к церковным организациям. Основные формы в изучаемую эпоху были те же, что и в домонгольскую: работа на заказ и работа на рынок».

Название «кирилица» происходит от глагола «курать», то есть «писать», «чертить каракули»; прозвище Константина – Кирил – происходит от глагола «курать» и обозначает «писатель», как и название книги Куран – «писание».

Отсюда и путаница по вопросу – что же всё-таки создал Кирилл? (он же – Константин, вот ведь как всё запутано!). Глаголицу или кириллицу? Если понять что само слово «кириллица» никак не связано с именем Кирилл – сразу отпадут многие сомнения. Но всё равно картина не прояснится окончательно.

Рыбаков показывает, что археологическая трипольская культура — это земли от Карпат до Амура, и люди этой культуры имели письменность.

И среди памятников дохристианской русской культуры сохранились голоса далёких предков, которые сегодня расшифровываются. Они становятся нашими собеседниками…

Всегда интересны и показательны этимологические свидетельства. Удивительно существование множества славянских рек, носящих загадочное имя Руна. Титмар Мерзебургский (976-1018 гг.), описывая западно-славянскую крепость-храм Ретра (Радигощ, Радогост, Радегаст) на острове Рюген, пишет, что на каждом из имевшихся в святилище идоле было вырезано имя божества:

«Есть в округе редариев некий город, под названием Ридегост, треугольный и имеющий трое ворот… В городе нет ничего, кроме искусно сооружённого из дерева святилища, основанием которого служат рога различных животных. Снаружи, как это можно видеть, стены его украшают искусно вырезанные изображения различных богов и богинь. Внутри же стоят изготовленные вручную идолы, каждый с вырезанным именем, обряженные в шлемы и латы, что придаёт им страшный вид».

Есть и такая версия: у славян, и в том числе на Руси, издревле существовала узелковая письменность, сначала она носила скрытный, жреческий характер, далее стала бытовым письмом. Узелок изображал и букву и слово. Такие письмена наматывались на катушки и хранились в коробах. Отсюда и пошло выражение «наврать с три короба». Вот вам еще одно этимологическое свидетельство!

Впоследствии узелковое письмо перешло в орнаментальное творчество славянских народов, которое можно встретить и сейчас на одежде, посуде и даже на иконах – несмотря на языческие корни «узелков». В последние века орнаментальные знаки религиозной роли практически не играли, но всё же… Часто узелки на нитках использовали, как «азбуку слепых». Дело было так: слепцы «записывали» и читали на ощупь целые клубки ниток. Память о древнем узелковом письме осталась в фольклоре. Мы до сих пор завязываем «узелки на память», говорим: «связать мысль», «связывать слово со словом», «говорить путано», «спутать мысль», а также: «клубок песен», «нить повествования», «хитросплетение сюжета». Вот она, этимология!

Ничто так не передает истинную историю народа, как пословицы и фразеологизмы, прибаутки и крылатые выражения…

Так же нить-верёвка играет ключевую роль во многих сказках. Хорошо известно, что во многих традициях, в том числе и в славянской, нить (цепь, веревка) может соединять небо и землю. Во многих сказках тут речь идет о путешествиях в мир предков, о сошествии в царство мертвых. Конечно, в сказках об этом говорят не напрямую. Вполне возможно, что верёвка, нить есть архаичный символ речи. Восстанавливая истинное прошлое, приходится постигать и язык метафор…

Русский историк XIX века доктор философии и магистр изящных наук Классен отмечал, что «Славяноруссы, как народ, ранее римлян и греков образованный, оставили по себе во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами…».

О многочисленности названий славянских племён и их расселении на больших территориях говорится в книге архиепископа Белорусского Георгия Конинского «История руссов или малой России», опубликованной в начале XIX века. В рассуждениях церковного деятеля проглядывает представление о прошлом славянской письменности.

Ярким открывателем древней письменности славян стал наш современник, советский и российский учёный Геннадий Станиславович Гриневич. Он начал изучать этрусские тексты как исток, как основу древнеславянской письменности. Напомним официальную версию. Распространение алфавитной письменности среди народов Древнего мира начинается с появлением на территории Передней Азии в начале І тысячелетия до н.э. так называемого финикийского алфавита. До этого ничего подобного не было, по крайней мере, не обнаружено… Через некоторое время произошло деление этой письменности на две крупные ветви – западную и восточную. Из западной ветви сформировались разновидности греческого алфавита, а через него – всех алфавитов Древней Европы: этрусского, латинского, иберийского.

По Гриневичу оказывается, что уже 7 тысяч лет назад у славян было оригинальное письмо, которым исполнены тэртерийские надписи (V тысячелетие до н.э.), протоиндийские надписи (XXV-XVIII вв. до н.э.), критские надписи (XX-XIII вв. до н.э.), этрусские надписи (VIII-II вв. до н.э.), так называемые, германские руны и древние надписи Сибири и Монголии. В настоящее время известно свыше 11 тысяч этрусских текстов. Правда, большинство из них – краткие надгробные надписи, относящиеся к VII-I вв. до н.э. Кроме них, до нас дошли и более пространные письменные памятники. Среди которых следует упомянуть гораздо более позднюю глиняную табличку из Санта Мария ди Капуа (V в. до н.э.), включающую около 300 слов.

Гриневичу удалось прочитать рунические праславянские надписи – разумеется, не всё на этом пути получилось бесспорно и гладко. Но прорыв бесспорный.

Рассказывает Геннадий Гриневич:

Никто же древним славянским письмом не занимался, никто же эти надписи так и не собрал! Эти надписи, о которых упоминали Е. Классен, Лицееевский, граф Потоцкий и другие, мне удалось расшифровать, считая, что эти надписи выполнены «чертами и резами» (их еще иногда называют славянскими рунами).

Вся система была уже до меня разработана. Было известно, что это письмо слоговое, что слоги только открытые, и я сопоставил ряды знаков критской письменности знакам черт и резов, то увидел их значительное сходство.

Сведения о том, что этруски были славянским племенем, я почерпнул из словаря Стефана Византийского, где говорится о том, что «этруски — это словенское племя»… Официальная наука считает, что в этрусском словаре существует 28 букв. У меня же получилось — 67.

После того как мы озвучили эти знаки, мы просто начинаем читать эти тексты. И если идет нормальная славянская речь, берем словарь праславянского языка, составленный Трубачевым, или древнерусский словарь, или словарь Востокова старославянского языка, и мы находим эти слова не в греческом словаре, не в китайском, а в славянских словарях, и переводим этот текст…

За Гриневичем пришли новые исследователи, некоторые из них критически относятся к самому Гриневичу, но главное – работа продолжается.

Восточноевропейские находки

В любом исследовании, посвященном славянским рунам, не обойтись без ссылок на польские находки.

«Микоржинскими руническими камнями» принято называть три камня, на которых сохранились изображения и рунические надписи. Обнаружены они были в 1836 году в Познанской области. В надписях использовано 15 или 16 знаков. А общее количество рун в данном алфавите оценено по результатам комбинаторного анализа надписей как превышающее 24-25, но вряд ли большее, чем 30-32. Из полутора десятка известных знаков больше десяти приближается по начертанию (или совпадает) со знаками младших скандинавских рунических алфавитов. Наиболее близки они к датским рунам начала II тысячелетия нашей эры. Но присутствуют и знаки, неизвестные в Скандинавии! Кроме того, попытки прочесть надписи как германские неизбежно приводят к неудаче, так что славянское их происхождение вряд ли может быть оспорено.

Подлинность самих микоржинских камней, конечно, вызывает сомнения некоторых исследователей. Но это обычная история для всех памятников столь отдаленной от нас эпохи. Славянские реликвии в этом смысле не исключение.

Ещё одна группа памятников – Ретра. Согласно существующим представлениям, бронзовые изображения богов и ритуальные предметы из Ретринского храма были найдены в земле деревни Прильвиц в конце XVII века. Значительно позднее их приобрел некто Андреас Готтлиб Маш, описал и заказал гравюры. Эти материалы были изданы им в 1771 в Германии. Его книга содержит гравюры более, чем шести десятков скульптур и других предметов. Вся коллекция Маша была утеряна, а позже одна «партия» предметов из Ретры всплыла и была опубликована графом Потоцким – известным знатоком и собирателем древностей.

Есть и такая версия: сам памятник, изображения богов и прочее – подлинны, а надписи сделаны в позднейшее время каким-нибудь шальным любителей сенсаций.

Все предметы из Ретринского храма были оплавлены; на их поверхности — судя по гравюрам — четко различимы многочисленные рунические надписи, выполненные рунами, некоторые из которых — как и многие из микоржинских рун — не находят аналогов в младших германских алфавитах.

Примером «Черняховского» Славянского рунического письма могут послужить обломки керамики из раскопок у села Лепесовка (южная Волынь) или глиняный черепок из Рипнева, относящийся к той же Черняховской культуре и представляющий собой, вероятно, осколок сосуда. Знаки, различимые на черепке, не оставляют сомнений в том, что это именно надпись. Образец письменной культуры! К сожалению, фрагмент слишком мал, чтобы оказалась возможной дешифровка надписи. В целом, керамика черняховской культуры дает весьма интересный, но слишком скудный для осуществления дешифровки материал.

Из других реликвии и находок чрезвычайно интересен Славянский глиняный сосуд, обнаруженный в 1967 году при раскопках у села Войсковое на Днепре. На его поверхность нанесена надпись, содержащая 12 позиций и использующая 6 знаков. Надпись не поддается ни переводу, ни прочтению, несмотря на то, что попытки дешифровки были предприняты. К германским рунам их точно нельзя отнести.

Выдвигалось предположение, что, судя по количеству позиций, знаки эти могут быть начальными буквами названий месяцев, а надпись в целом — календарем. Однако, не существует, к сожалению ни одного Славянского языка, ни древнего, ни современного, в котором названия четырех месяцев начинались бы с одной буквы, трех — с другой, двух — с третьей, и оставшихся трех месяцев — с трех разных букв… И таких разборов, таких – с разной степенью успеха – попыток расшифровать славянские руны было, есть и будет немало. Главная работа, несомненно, впереди. Жажда познать своё прошлое, в том числе и прошлое далёких предков, в народе сильна.

В языкознании познавший толк…

Почему в годы Холодной войны и ядерного шантажа, когда мир, как казалось, стоял на пороге новой большой войны, Сталин занялся вопросами языкознания? Тратил на это не часы, но дни и ночи. Авантюристом он не был, умел выделять главное. А с языка всё начинается… К азбуке Сталин тоже относился внимательно: еще в начале тридцатых пресек попытку латинизировать русский письменный…

Вскоре после революции нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский заявил «о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики, что является логическим шагом по тому пути, на который Россия уже вступила, приняв новый календарный стиль и метрическую систему мер и весов», что явилось бы завершением азбучной реформы, в своё время выполненной Петром I, и стояло бы в связи с последней орфографической реформой. Вопрос стоял вполне серьёзно.

Уже при преемнике Луначарского, наркоме Бубнове, Сталин получил из наркомата Просвещения обстоятельную бумагу с доводами в пользу перехода на латиницу. Они даже на экономический эффект били:

«Один переход с «и» на «i» («и» с точкой) должен дать экономию до 4-х мил. рублей в год, в том числе до 1 мил. рублей валютой (цветные металлы). Диспут, организованный «Домом, печати», свидетельствовал о том, что общественность, связанная с полиграфической промышленностью, высказывается за латинизацию. Письма, получаемые Главнаукой, говорят, что эта проблема интересует широкие круги. Мнения, заключающиеся в письмах, разнородны. При таком положении Главнаука считала и считает необходимым комиссионным путём прорабатывать эту проблему. В настоящий момент предварительная проработка закончена и весь материал с отзывами как представителей общественности, так и учёных специалистов будет рассмотрен на закрытом заседании Коллегии Наркомпроса».

Сталин отреагировал на эти инициативы резко, как умел. Хотя рецидивы кампании «За латинизацию!» продолжались вплоть до принятия Конституции 1936 года.

Шла борьба. Так, в 1932 году были заменены на латиницу, а в 1935-м возвращены на русскую основу коми-зырянский и удмуртский языки. Напомним, что зырянскую азбуку на кириллической основе составил ещё в XIV веке Стефан Пермский, а удмуртский язык получил свою письменность в середине XVIII века и, естественно, на русской азбучной основе.

В многочисленных выступлениях в начале 30-х годов о переводе удмуртского и коми-зырянского на латиницу деяние это иначе как издевательством и вредительством не называлось.

А политический контекст прояснился в девяностые годы, когда одна за другой бывшие республики СССР (Азербайджан, Туркмения, Узбекистан), получая самостоятельность, демонстративно отказывались от кириллицы. По указу генерала Дудаева на латиницу перешла Чечня. Борьба с кириллицей воспринималась как борьба против империи.

А при Сталине актуальным считался и такой вопрос, весьма щекотливый: почему кириллица вытеснила глаголицу? Приведём такую гипотезу, весьма убедительную: славяне не только писали или рисовали буквы, но и особенно часто выдавливали их на дереве или березовой коре (новгородские находки последних лет), втирая затем краску во вдавленные места, если собирались хранить написанное долго. В этой связи кириллица, с ее прямыми или слегка округлыми линиями, имела огромное преимущество перед глаголицей, с ее мелкими завитками или петлями, которые вырезывать или выдавливать было очень трудно.

Изучая письменность народа, всегда нужно обращать внимание на климат и ландшафт. Судьба первоначальных славянских буквиц сложилась далеко на юге – на Крите и т.п. Но ко времени развития кириллицы славяне обосновались на привычной, нынешней территории, на лесистой равнине, в прохладном климате.

Сталин разбил ортодоксально-марксистскую версию академика Марра, который всё выводил из социальных отношений и классовой борьбы. Разбил – и поделом. Но нам пригодится и лингвист-авантюрист Николай Яковлевич Марр, который, кроме прочего, был выдающимся знатоком кавказских языков. А среди учеников Марра был Иван Мещанинов – археолог и лингвист, занимавшийся, кроме прочего, клинописью.

Музей Эребуни в Ереване

Эребуни – древний город, крепость, столица государства Урарту, расположенная в черте современного Еревана. В советские годы там был создан хороший музей, в котором много лет велась научная работа. Раскопки в крепости Эребуни уже в 1950-е подарили нам немало находок, перевернувших отношение историков к древним цивилизациям. По советской традиции, государство Урарту считалось первым государственным этапом истории СССР. Клинописные надписи расшифровывались только в ХХ веке. Армяне, как и русские, в своё время отказались от исторической памяти, от древней письменности. Когда это случилось? Безусловно, с принятием христианства (заметим, что армяне и грузины на государственном уровне приняли христианство первыми в мире). Сотни тысяч христиан со всего мира прибывали под покровительство армянского царя Тиридата. Через несколько десятилетий монах Месроп Маштоц создал «национальный алфавит» для армян, добиваясь одной цели: укрепления христианства. Алфавит Маштоца предназначался, прежде всего, для перевода Библии. каждой букве соответствует один звук, каждому звуку — одна буква, исключение составляет только буква

А армянская клинопись, аналогичная вавилонской, стала ассоциироваться с язычеством. А всё, что было связано с языческими верованиями, новые власти пытались выкорчевать. Так же было и в позднейшие годы, когда над миром уже взошла идеология Просвещения. Польский исследователь XVIII века Фадей Воланский был приговорён тварями к сожжению на костре за свою книгу «Памятники письменности Славян до Рождества Христова», как за сочинение «до крайности еретическое».

Зачем мы обратились к истории Армении – ведь армяне вроде бы не имеют отношения к судьбам славянства. В науке – особенно исторической – решающее значение имеет закон аналогии. А судьба армянской клинописи хорошо известна. Это косвенный довод в пользу гипотезы об уничтожении рунической письменности славян и протоглаголицы. Любопытно, что вскоре после принятия христианства (хотя и в разные времена) и Русь, и Армения потеряли суверенитет, надолго подпали под власть завоевателей. Но это, конечно, из области совпадений… Запомним сценарий: приходит Христианство, приносит алфавит, связанный с богослужебными книгами – и постепенно забывается предыдущая письменность, которая существовала во времена открытого язычества. Потому и исчезла литература, мифология, связанная с дохристианским прошлым. Остался только фольклор, с которым воевать невозможно. Фольклор и этимология слов и выражений.

Отметим и такой факт: принятием христианства считается не просто дата появления на Руси христиан и даже не просто дата крещения князя. Если верить летописям, христиане (скандинавы, славяне, греки) жили на Руси задолго до 987 – 988 г. Да и крещёные князья уже имелись: Аскольд и Дир, Ольга… Но историческим рубежом считается тот момент, когда князь Владимир, покрестившись, вознамерился любыми средствами обратить в христианство подданных. Этот порядок действий повторялся во всех христианских монархиях. А до исторического решения князя Владимира и письменность на Руси существовала, и представители разных религий уживались вполне мирно, хотя и не без конфликтов. Это еще один косвенный довод в пользу существования у славян дохристианской письменности и письменной культуры.

Итак, произошло столкновение мнений. Мы узнаем о разных версиях, спорим, ошибаемся. Одно несомненно: 988 год не был годом рождения древнерусской культуры. Она существовала и до этого рубежа! А какая культура без письменности – хотя бы элементарной? Придёт время – и мы откроем её памятники. Возможно, они поразят нас. Возможно, помогут нам на историческом пути. Как жить без прошлого? Без знаний о прошлом своего народа можно только деградировать.
04494

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.